Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Рассказы » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Третий   (Николь_Аверина)  
- Ой, бабацка! - На подоконнике, уткнувшись носом в оконное стекло, сидела трехлетняя девочка. Разглядывая трепыхавшуюся между оконными рамами бабочку, она осторожно стукнула по стеклу ладошкой. Бабочка метнулась в сторону и замерла…
* * *
Тишину серого, суконного дня разорвал на части крик ребёнка. Мать выронила из рук противень с горячими ватрушками и дикой кошкой ворвалась в коридор. На полу, корчась от боли, отчаянно голосила щуплая, коротко остриженная девочка. Рядом валялась бутылочка с наполовину пролитой уксусной эссенцией. Мать растерянно смотрела на неё, на девочку, и не знала что делать…Мысль о том, что надо просто обмыть обожжённую ножку, в которую так яростно вцепилась её дочь, даже не приходила в голову.
«А вдруг выпила? Скорая помощь… Телефонная будка – до неё квартал…»
Мать суетливо накинула пальто, вернулась, подобрав бутылку, и опрометью бросилась за дверь.

Воспоминания… Горячий, скомканный блин.
В небольшой, бедно обставленной, но уютной комнате, с отрывным календарём в руках, сидела молодая женщина. Она аккуратно, точно боясь повредить, оторвала верхний листок – 8 Марта 1956 года…
«Ладно, обошлось, только след на ножке остался. А ведь она девочка… Если бы я тогда что-то соображала… Какая реакция? Ведь сколько раз я разбавляла её водой? Глупая…»
Она бросила взгляд на пустую бутылку – водка… Её горлышко предательски торчало из-под кровати. Брезгливо поморщившись, она посмотрела на кучу окурков в старой, самодельной пепельнице и принялась за уборку. Подташнивало… «Эх, ведь знает, что от этих запахов меня воротит…»
Необычно яркое солнце, уютно и как-то вдруг, примостилось в тёмных, сырых уголках полуподвальной квартирки, делая её более просторной и светлой. В открытую форточку ворвался свежий, весенний ветерок…
«Дурёха я дурёха, где двое – там и трое, справимся…», подумала она, и с нежностью положила ладонь на свой выпуклый животик. Внутри неё зарождалась жизнь… Жизнь, которая могла оборваться по её вине.

Она вспомнила обжигающий ветер, колючий и царапающий снег, сарай и приставленную к нему лестницу, нервно подрагивающий тусклый фонарь и одинокие тени на тёмной, глухой улице… Назойливые мысли стучали по вискам игрушечным чугунным утюжком – младшенькая чуть не убила им случайно старшего…
«Аборты запрещены, жизнь от получки до получки, обещания мужа… слова, слова… А мне только двадцать восемь…» Она залезла на крышу и прыгнула…

Тёплый, ласковый луч привычно проскользнул в треснутое, на уровне земли окошко, пробежался по краешку одеяла и коснулся ресниц девочки. Она зажмурилась и осторожно открыла глаза. «Ой, солнышко»... Откинув тоненькое, байковое одеяльце, смотрящее круглым глазом из ситцевого линялого пододеяльника, она прямо босиком, по теплым, солнечным лучам прошлёпала к окну. Ей нравилось наблюдать за снующими туда-сюда ногами, обутыми в сапоги, ботинки, сапожки…чёрные, серые, коричневые…
«Летом интересней…» Она не по-детски вздохнула и, подставив табурет, забралась на подоконник окна, выходящего на противоположную сторону. Здесь она видела людей в полный рост. Окно выходило во двор и, хотя он был проходным, многие предпочитали идти в обход, по неказисто очищенным, прикатанным до зеркального блеска, тротуарам. Перспектива провалиться в тающий, грязновато-серый снег была малопривлекательна. Но такие нерасчётливые удальцы находились, и наблюдать за тем, как они вытаскивают ноги из снежных ям, было не менее увлекательно.

Девочка аккуратно отодвинула цветущую герань, тут же окатившую её своим особенным ароматом, и, поморщившись, стала наблюдать.
Людей не было. Возле взъерошенного куста сирени сидела большая, серая ворона и, придерживая когтистой лапой корку хлеба, настойчиво долбила её клювом. Девочка с интересом следила за ней и вдруг вспомнила, что тоже хочет есть. Она неуклюже повернулась на живот, намереваясь слезть, и задела горшок с геранью…
«Ой, мамин любимый…» Она испуганно смотрела на горку земли и черепков, розовые осыпавшиеся лепестки, и тихонько бормотала:
- Ой, мамацка! Я нецяянно… Ну, и пусть, пусть…
Она топнула ножкой, тут же забыв про еду; забралась под одеяло и стала мысленно рассуждать: «Скоро придёт брат, он первоклассник, он всё знает… Он уберёт это плохо пахнущее, разбившееся цюдовище…»
Она наморщила лобик и, наблюдая за тёплым лучом, переместившимся на противоположную сторону, тихонько засопела, причмокивая во сне губами…

- Ну, и кого ты хочешь? Братика или сестричку? – спрашивал отец, ласково потрепав четырехлетнюю дочурку по светлой шапке густых, слегка вьющихся волос.
Она таращила на него свои большие серые глаза, уже зная, что мама пошла за ребёночком, но смущённо молчала. Ей было все равно…

Родился мальчик… Выбравшись в этот ослепительный и такой неведомый мир, чувствовал он себя явно уютно. Нет… Он, как и положено при появлении на свет божий, закричал, но потом…
- Слышь, ты б взглянула на пацана. И чего он всё молчит, жив ли? - спрашивал дед, обращаясь к дочери.
А он лежал, пускал слюни и, старательно разглядывая свои ручонки, косил глаза.
Он терпеливо молчал, словно боялся потревожить своим криком маму, которая когда-то хотела избавиться от него. Он как будто бы чувствовал свою вину за то, что так цепко держался…
Если бы он знал, что его ждут скандалы редко трезвого отца; побеги от них в залатанной, переходящей от брата и сестры, одёжке; несколько приводов в милицию – бои за справедливость; работа, на которой он потеряет два пальца; Чернобыль с его жарой – свинцовые предохранительные щиты на окнах столовой они сбрасывали; инсульт, после которого он с трудом будет передвигаться даже по комнате…
Если бы... Возможно, он постарался бы и ускользнуть… Но он родился.

На пеленальных столиках лежали новорождённые – два мальчика… Один ладно скроенный, с пропорциональной головкой, такими же ручками и ножками…
- Ой, какой хорошенький, – восхищённо шептала молоденькая акушерка, неумело пеленая малыша.
- Глупая, - иронично улыбаясь, наставница с гордостью, будто она сама произвела на свет это чудо, перевела взгляд и с теплотой в голосе проговорила:
- Вот это настоящий мужичок, русский мужик, богатырь…
А на столе, суча коротенькими ножками, лежал он – большеголовый, нескладный и смотрел на окружающий мир большими, пока ещё синими глазами.
Его ждали сестричка, брат, любящая их всех мама, и большой, светлый, но такой разный и непонятный мир…
* * *
А по двору роддома, весело подпрыгивая, носилась девочка и, дёргая отца за рукав, оголтело кричала:
- Папа, папа! Смотри! Бабочка…

2013
Опубликовано: 21/09/22, 17:01 | mod 21/09/22, 17:01 | Просмотров: 60 | Комментариев: 18
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (18):   

А у меня противоречивое впечатление. С однойстороны - грустная история из жизни семьи, трогательно, с яркими деталями и прочими художественными уловками приемами. ))
С другой - мне было трудно с первого чтения выстроить целостную картину, ухватить линию каждой героини, то и дело что-то рассыпалось. Попробую сформулировать сюжетные и композиционные минусы, как я их вижу (могу ошибаться).
Вот это расслоение – то описаны чувства девочки, то женщины. Так кто ГГ? Если женщина – то автор описывает мир её глазами, говорит о её ощущениях. Если он перескакивает на мир глазами девочки – читатель по инерции может решить, что это какие-то воспоминания женщины, например. Ведь нет имен, нет каких-то особенностей, чтобы не спутать. То есть. Если вы попытались написать рассказ с двух ракурсов, для короткого рассказа требуется все же более ювелирная техника деталей. Нужны доп. средства, чтобы ракурсы не путались. Это вообще достаточно нетривиальная задача – в жанре короткого рассказа сразу две главные героини, два внутренних мира, да ещё без имен и характерных особенностей.
К примеру, первый абзац - сидящая на подоконнике девочка. У меня ни с чем и ни с кем дальше не связалась. Словно просто выхваченная картинка-воспоминание, не играющая роли в сюжете. Дальше девочка голосит на полу - уже другая ситуация, а может, и другая девочка - непонятно. Имён нет, общих черт нет. В финале снова девочка и бабочка – ага, закольцовка? А как понять, что девочка в финале и на подоконнике - одна и та же? Что их объединяет? Или другая? Первая говорит еще плохо, вторая лучше - подросла за год? Или все же другая? У них нет ничего общего, кроме интереса к бабочке. Хоть какая-то объединяющая яркая особенность, которую читатель отметит и запомнит,  должна сыграть – цвет волос, глаз…
Про мальчиков - два абзаца. Это о разных? Или рестроспективно об одном, «третьем»? Но на первого мама не хочет взглянуть (слова деда наводят на мысль, что мама к ребенку безразлична) - а у второго мама счастливая и любящая. Может, это разные мальчики? Почему, кстати, девочке все равно, кто родится? И т.п. То есть, возможно, где-то просто не хватило каких-то связок/уточнений, каких-то маркеров.
Ну, а кто-то, возможно, все и так хорошо понял.
Евгения   (23/09/22 10:27)    

Да, еще хотела сказать: вряд ли ребенок мысленно произносит "цюдовище", так только при разговоре вслух выходит.
Евгения   (23/09/22 10:35)    

Вот спасибо, Женя... Да уж, намудрила я. Замечания по делу. Помнится, что про девочек мне что-то писали. Но в тексте есть, что ребёнок третий и у девочки есть старший брат, и он уже учится. Но запутаться, конечно, можно...
То, что мать не подходит каждую минуту - это нормально, ребёнок же молчит. Но да - на такую мысль читателя это может натолкнуть... Я подумаю.
А по поводу первого и последнего абзаца... Я ещё одно предложение убрала - посчитала, что всё равно не будет понятно.

Его ждали сестричка, брат, любящая их всех мама, и большой, светлый, но такой разный и непонятный мир…
Он уже родился и жил, целых шесть дней… == здесь о сотворении мира, но можно подумать, что это про ребёнка.

И в первом абзаце - бабочка внутри и не свобода, а в последнем - она на воле. Т.е. - это как бы параллель с рождением ребёнка. И да - сначала она ещё мала, а к рождению брата уже подросла.
И не знаю... Мне, например, было всё равно кто родится - главное не в этом. А вот про ребёнка - не знаю... Можно убрать, конечно.
Короче - я тогда только начинала писать, не имея представления ни о какой композиции. Да и сейчас мало в этом понимаю. Надо учиться! Очень благодарна за такой развёрнутый комментарий, Женя. Буду думать...
Николь_Аверина   (23/09/22 11:38)    

Сколько интересных задуманных деталей открылось, которые даже в голову не приходили при чтении. Как говорится, авторская задумка и то, что видно читателю - две большие разницы. )
Вот рассуждаю чисто. Что мать не подходит каждую минуту - это нормально, разумеется. Но в рассказе-то каждое слово значимо и должно работать на развитие какой-то сюжетной мысли или хотя бы на создание атмосферы, проходные - лишняя вода, а если в целом текст умелый, грамотный, то всему придаешь значение, воду не ждешь. И если видишь "Слышь, ты б взглянула на пацана. И чего он всё молчит, жив ли?" - воспринимаешь как тревожный сигнал, что-то означающий. Или та же деталь про "всё равно" - а для чего она здесь? как бы если ничего не значит, то зачем? а если хотелось что-то подчеркнуть - то что?
Николь, на самом деле, я просто рассуждаю, ищу. Потому что на мой взгляд здесь не всё удалось показать, как задумано. Но и удалось немало. Язык хороший, литературный - это ведь уже много.))
Евгения   (23/09/22 12:40)    

Ага, самой-то всё понятно... Я и сама не люблю вещи, при прочтении которых приходится возвращаться не по одному разу, проясняя кто и что. Поэтому и необходим взгляд со стороны. Я всё поняла, Женя. Огромное спасибо!
Николь_Аверина   (23/09/22 15:19)    

Не надо, Оля, ничего выкидывать. Все органично. Ты мастер. Так характерно пишешь, что уму непостижимо. Моему, по крайней мере.
Виктор_Казимиров   (22/09/22 21:31)    

Ойй... не знаю. Мне кажется, что про девочку слишком много и можно убрать, оставив только малость. Особой роли она не играет. Но хотелось показать, что и двое растут, как трава - почти без присмотра. а тут ещё третий... Пока пусть так, а потом подумаю. Огромное спасибо, Виктор!
Николь_Аверина   (22/09/22 21:51)    

Разрозненные вроде бы картинки всё же дают право называться тексту рассказом. Считаю, очень неплохим!
Тяжеловесность рассказа связана с тяжеловесностью жизни описываемой семьи,  и с этим ничего не поделаешь - только принять..
Сергей_Че   (22/09/22 11:22)    

А мне кажется, что дело в знаках препинания - здесь много сложных предложений. Надо бы перестроить, но руки не доходят. Да и кое-что можно безболезненно выкинуть. Посмотрю ещё. Спасибо большое, Сергей!
Николь_Аверина   (22/09/22 18:15)    

Все как в жизни: калейдоскоп событий. Отсюда, мне кажется, родился авторский прием нанизывать их друг на друга. Сумбур? Нет. Правдоподобность. Понравился богатый язык и образность.
Достойное произведение!  
С добром, Ольга
Ольга-Клен   (22/09/22 10:00)    

Спасибо, Ольга! Я ещё покручу... попробую - теперь уже не отвертеться.
Николь_Аверина   (22/09/22 18:17)    

Здравствуйте, сложное многослойное впечатление. С одной стороны психологически выстроено, определённо наталкивает на ряд интересных размышлений и выводов. С другой стороны, немного сумбурно. И да - кто бы знал, кого что ждёт, все рождаются для счастья, но счастье, не всегда получается, и не у всех. А так хотелось бы.
Леся_Полищук   (21/09/22 22:46)    

Воот... Мне и самой он кажется тяжеловесным - такое ощущение, что на весы бросили кочан капусты вместе с верхними гнилыми листьями. Ещё бы кто носом ткнул - от каких можно избавиться. Огромное спасибо, Леся! Очень надеюсь, что он не пройдёт, и замечания ещё будут.
Николь_Аверина   (22/09/22 07:46)    

Иногда так что-то просится на поверхность, выдашь, и думаешь: "Что с этим дальше делать?". У всех у нас бывает. Почему-то сейчас подумалось, что рассказ для психологического практикума подходит. Характеры прописаны хорошо, взаимодействие. Понятны - прошлое, и где-то просится будущее, даже явно. Размышления: "Почему никто ничего не предпринимает, не меняет?".  Тянет подумать. Тут есть перспектива. Для чего-то же она руку сломала? Но то, что и в жизни это сплошь и рядом, никаких сомнений не вызывает. А я вот ещё что подумала, даже если у них малыш родится, это кардинально ничего не поменяет. Вот такой вывод. Возможно для этого вывода и нужен рассказ.
Леся_Полищук   (22/09/22 08:11)    

Не поняла, Леся... Кто руку сломал? Здесь об этом ничего нет. А малыш уже родился. Похоже, что, и правда, сумбур полный. Надо думать капитально...
Николь_Аверина   (22/09/22 18:23)    

Ой, нет, Николь, жаль удалить нельзя, про другое произведение второй комментарий, поздно писала, перепутала, извините. К Алексею обращусь, может можно убрать.
Леся_Полищук   (22/09/22 20:41)    

Да я уже догадалась, Леся. Ничего страшного - бывает...
Николь_Аверина   (22/09/22 20:48)    

здравствуйте
ну сейчас уже как это уберёшь... вы вроде бы уже разобрались ведь...
я думаю, что не страшно, сказано же, что о другом произведении
Алексей_Лис   (23/09/22 03:05)