Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Рассказы » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
рабочее название "Орасио и Элиона"   (D_Grossteniente_Okku)  


рабочее название "Орасио и Элиона"

Небо потемнело, начался ветер, грозивший пару раз сорвать плащ с одинокого всадника. Простой прямой меч с красивым эфесом-"бабочкой" и парный к нему кинжал, порыжевшая бархатная шапка-мегерка с отворотами из волчьей шкуры и неким подобием значка из трех изумрудов, потертая кожаная куртка, обшитая стальными и медными полосами на манер бригантины, суконные штаны с кожаными вставками и желтые сапоги со шпорами – всё говорило о том, что владелец их принадлежит к ополченским или армейским коронным сержантам. А вот моряцкий сундучок, притороченный к чепраку позади всадника, смутил бы внимательного наблюдателя. Обветренное лицо перетягивала черная повязка, закрывавшая левый глаз. Короткий осенний вечер и наступающая ночь явно не располагали к тому, чтобы ночевать в лесу, и всадник поторопил уставшего коня – очевидно, места были ему знакомы.

Не прошло и трети часа, как дорога и лес сменились изгородью и парой столбов высотой в 6-7 футов с фонарями - промасленными факелами, укрытыми от ветра в колпаки из мутно-желтоватого стекла. За изгородью располагалась гостиница, каменная в нижние два этажа и деревянная в верхнем. Услышав подъехавшего, залаяли собаки. Всадник постучал в ворота обухом молотка, что извлек из-за пояса.
- Что вам нужно? – прокричал сквозь ветер и полуоткрытую дверцу ворот пожилой уже слуга с алебардой в руках. Без лишних слов всадник бросил ему монетку, в свете фонарей и факелов во дворе блеснуло серебро. Слуга поймал монету, принял поводья у одноглазого, и тот прошел в строение гостиницы, напоминавшее то ли потрепанный временем сарай, то ли казарму. Впрочем, в зале, куда он вошёл, на видном месте на стене висели деревянные щиты с гербами разной степени закопчёности – очевидный след тех славных господ и рыцарей, что когда-то посещали сию обитель случайных и прочих путников. Три или четыре длинных стола с лавками были единственной мебелью в зале. Хозяйка, миловидная ещё женщина лет сорока, и пара молоденьких служанок обслуживали гостей. С хозяйкой одноглазый обменялся кивком и полувзглядом – он не первый раз уже останавливался у госпожи Мануэлы. За одним из столов сидел музыкант, закутавшийся в залатанный кафтан цвета той копоти, что осела на гербах, держа старенькую арфу в руках. Одноглазый сел за один стол с музыкантом, подозвал к себе служанку, спросил подогретого вина с травами, мясного бульона – себе, и пару кувшинов пива сидящим с ним за одним столом. Слова свои подкрепил он парой серебряных гроссо. Соседи по столу – трое объездчиков леса и четверо рудокопов – заметно оживились, увидев кувшины со свежим пивом, появившиеся на столе, потянулись к приезжему кружками. Тот лишь приветственно салютовал им чаркой с вином, улыбнулся. Поймав одну из служанок за край фартука, он обратился:
- Скажи г-же Мануэле, что мне нужны отдельные апартаменты.
- С вас еще один гроссо, сударь, - улыбнулась та.
- Если позволите, мне еще бы графинчик ордорейского, ваша милость, - как бы между прочим вставил музыкант. Одноглазый взял служанку под локоть:
- Слышишь, что просит господин артист? И мне – перо, чернила и бумагу.

Как обычно, ему предоставили комнату на втором этаже, самом тёплом. В отличие от других комнат, в ней были стол и табурет. На столе стояли два подсвечника – с одной и с двумя свечами, верх роскоши по местным меркам. В других комнатах в лучшем случае были в двух углах плошки с маслом и смоченными в этом масле длинными щепками – лучиной. Запах от масла был не ахти.
Присев за стол, одноглазый быстро написал пять с половиной строчек, задумался, перечитал письмо. Кивнул и поставил подпись – Ора́сио Фа́рреш.

Подойдя к топчану, он подвинул набитый соломой матрас и одеяло, присел на край. Снял с пояса кошелек, пересчитал монеты. От пересчёта их не прибавилось – три серебряных гроссо и немного меди. А коню полагается есть – на сено или овёс два гроссо в день выложи. Да и самому от полутора до четырех гроссо в день на еду не мешало бы тратить. Орасио почесал немытую голову – надо найти денег! Вопрос – где? Вспомнилось, что недалеко отсюда есть удобная бухта, куда вставала на якорь в своё время шхуна «Пьяный лебедь», где капитаном был Мансур Тааль. А рядом с бухтой – заброшенный замок, в подвалах и иных помещениях которого время от времени команда корабля делала захоронки.

Подумав, Орасио отстегнул меч. Снял плащ, положил его на топчан. Расстегнулся и поплотнее, на все застёжки застегнул куртку. Проверил пистолет, кинжал и молоток (клевец) – из-за пояса они вынимались легко. Вышел в коридор, прикрыл дверь – на гвоздике висела табличка «Не беспокоить господина кавалера». Значит, до утра в его комнату вряд ли кто заглянет. Спустился вниз по лестнице, мимо полусонных слуг прошел не во двор, а черным ходом за ворота. И двинулся через лесные заросли на северо-запад, к замку. Всего-то три «песни»*…

_________________________

«песня» - мера времени в 15 мин (четверть часа)

***

- Нет, нет и нет, дядя, - говорила девушка пожилому человеку, явно помещику, судя по длиннополой безрукавке с медвежьим воротником и оторочкой по борту и шляпе с белыми перьями вокруг тульи, – Я не выйду замуж за этого господина, как бы богат он ни был, и как бы бедны ни были мы.

«Этим господином» был не кто иной, как ещё недавний единовластный правитель графства Вайендо́к барон Дамза́н Гри́мбар, человек решительный и смелый, успевший стать правителем за счёт помощи коронным войскам в подавлении мятежа неверных дворян и их вассалов. Но то, что внимание своё он обратил на скромную дворянку Элио́ну Ге́мрит, последнюю явно не радовало. Сравнительно недавно она принимала участие в охоте, которую господин барон устроил для всех дворян округа, и стала невольной свидетельницей того, как разгорячённый Гримбар двумя ударами плётки забил собаку, попытавшуюся опередить его, мчавшегося верхом за оленем. А одного из охотников-слуг, появившегося с арбалетом наготове неподалёку, он вывел из строя, метнув ему нож в плечо. С тех пор внимание его милости отвергалось девушкой, что постоянно повергало в уныние её дядюшку, единственного опекуна и воспитателя Элионы. Собственных детей дядя не имел и изо всех сил заботился о дочери родного брата, погибшего в схватке с кораблём язычников-кама́йча. Он баловал девочку, но и воспитывал её, и это дошло до того, что вместо обычных девичьих интересов Элиона предпочитала верховую езду, фехтование и охоту. С тех пор, как племяннице исполнилось пятнадцать лет, Бриа́н Гемрит старался устроить её жизнь, но никто из женихов не спешил брать в свой дом бесприданницу.
Теперь, когда на неё обратил внимание барон Гримбар, Элиона, к огорчению дяди, сама избегала этих отношений. А ведь ей уже было 20 лет, многие ровесницы успели выйти замуж и обзавестись детьми, а некоторые даже и овдовели.

Вот и сейчас, оставив дядюшку наедине со своими мыслями, Элиона умчалась на коне в поля и леса. Она и не знала, что скоро ей пригодятся все навыки – конная езда, умение носить мужскую одежду, а её будут преследовать слуги господина жениха. Кто же знал, что жених может быть так настойчив…

***

Уже на обратном пути Орасио услышал тихий шаг лошади. Он обернулся.
- Эй, - окликнул его всадник, - вы не подскажете, где здесь можно остановиться? Я замёрз и устал.
- Пойдемте со мной, - Фарреш шагнул, взял лошадь за повод. – Здесь поблизости есть гостиница. Конечно, уже поздно, и ужина я вам не обещаю.

Заспанный слуга, увидев одного из постояльцев и нового гостя, пробурчал что-то себе под нос. А та из служанок, которая не спала, вопрос с комнатой решила просто:
- Все места и комнаты заняты, если только с собой положите.
- Согласен, - ответил Фарреш и повёл нового знакомого по лестнице вверх. «Это хорошо, что молчаливый попался», - подумал сам, - «с такими проще». Разговаривать без толку Орасио не любил. И только в комнате при свете свечи понял: что-то не так. Спутник снял шляпу, и длинные волнистые волосы рассыпались по плечам. Охотничий камзол был удобен и просторен, но не настолько, чтобы скрыть девичью грудь. Орасио присел на табурет и кивнул на матрас:
- Садитесь, сударыня.
Ему было очень неудобно. С парнем проще – метнули жребий, кому спать на полу, а кому на матрасе, и делов-то. А тут не знаешь, как быть. И девушка, видно, не из тех, кто ищет приключений и легких отношений под светом лиловых фонарей – благородство не скрыть ничем. Впрочем, ей есть что скрывать – зря в мужскую одежду женщины не рядятся. Да уж… Слишком много вопросов, а смысл их сейчас задавать? Лучше поспать бы… Да и станет ли она отвечать? Сама за день устала, видно.
- Спасибо, сударь, - она села, сняла с матраса плащ, протянула ему. Расстегнула ремни пояса и перевязи, сняла меч. Орасио без лишних разговоров положил плащ на пол, предупредил:
- Из-под матраса меч достаньте, пожалуйста. А то спать неудобно будет.
- Вы даже имени не спросите? – поинтересовалась она.
- Думаю, вы завтра пораньше захотите уехать, и дороги у нас с вами разные, скорее всего, - пояснил он. – Даже не знаю, чем могу вам помочь, госпожа.
- Меня зовут Элиона, - представилась она.
- Очень приятно, меня – Орасио.
- За мной погоня. Не думайте, я н-ничего не украла…
- Вижу. Погоня не от жениха, часом? – наудачу спросил.
- Как вы узнали? – вздрогнула она.
- Не знаю, я подумал. На воровку или актриску вы не похожи, не из портовых гулящих тоже, не из «фонарниц». Значит, из благородных. Папаша захотел замуж выдать форсу ради, - а жених старик и урод, хоть и богатый.
- Вы почти угадали, - тихо рассмеялась. – Не отец, а дядя. И жених – да, богатый, но не старик и не урод. Не хочу просто.
- Бывает, - согласился Фарреш.
- А меня с собой возьмете? – спросила она. – Мне бы следы запутать…
- Со мной небезопасно.
- Со мной тоже.
- Ваш жених граф или принц, что ли?
- Барон. Барон Гримбар, слышали про такого?

Орасио лишь икнул от неожиданности.

Барон Гримбар, он же «Огненная рука»… не прошло и двух с половиной лет, когда в этих местах полыхал пожар восстания. Многие думали, что запрет древних, исконных привилегий дворянства королём – мера неправильная. Холопы поддерживали своих господ, старые нравы были понятны им. Молодой и энергичный барон тогда уже понимал, что принять сторону короля – проще и лучше, он не любил колебаться. На свои средства собрал отряд из слуг и наемников – и запалил костёр для повстанцев. Селения, откуда хоть один ушёл к восставшим, сжигались полностью. Все живущие в тех селениях почитали за счастье попасть в темницу – смерть в огне, от пики, стрелы или дротика была их судьбой. Прибывший с коронными войсками генерал Не́абраш назначил барона временным наместником короны в этих краях и считал его своей правой рукой.

Около полугода назад несколько «вольных кавалеров» угодило в кандалы как сторонники бывших бунтовщиков – чушь, конечно. Просто попали под раздачу. Никто из тех, кто за звонкую монету продавал купцам свой меч, и не стремился к восстановлению старых порядков. Но… барон лично прошел по баракам и распорядился «продать эту сволочь на Восток». В бескрайние степи и пустыни Боралистана и саванны Тешустана никто не рад был попасть. И те, кто уже одним словом барона был обречён стать рабами, решились бежать. Орасио Фарреш был одним из них. За ними отрядили погоню – из солдат «Огненной руки». Часть людей погибла, часть ушла от погони. Бежавшие были отчаянные люди, им до политики не было дела. Но – продавать в рабство своих земляков, да ещё и устраивать за ними погоню? На негласном совете барону вынесли приговор. Каждый, кто имеет возможность, приведёт его в исполнение. «Ну что, ваша милость снова на охоте? На сей раз за девицей…»

- Пока не знаю, чем вам помочь, но ручаюсь, что окажу всю необходимую помощь.
- Большое спасибо.

Утро было солнечное, морозное – сказывались последние дни ноября. Фарреш потянулся, посмотрел на часы - половина девятого. Не рано, но и не слишком поздно. Как всё-таки помочь этой молодой даме? Оставить в гостинице, снабдив деньгами? Наверняка слуги барона найдут гостиницу, и тогда Элионе несдобровать. Увезти? В глухую деревушку вряд ли кто захочет соваться.

В дверь постучали.
- Кто там?
- Откройте, пожалуйста, господин Орасио, - это был дрожащий голос хозяйки.
- Ну что ещё? – он приоткрыл дверь на пол-дюйма, намеренно зевнул.
- Здесь люди из отряда «Огненной руки», они ищут какую-то девушку.
- А я здесь причём?
- Вы-то да, но здесь ещё один постоялец. Может, он чего знает?
- Он уехал ещё, пока я спал. Наверно, у него были на то причины…
- Но его лошадь до сих пор в конюшне…
- Госпожа Мануэла, его здесь нет, а что до его лошади… Вы думаете, мне есть дело до неё? – свои слова он подкрепил золотым флорином. Хозяйка понимающе кивнула, и закрыла дверь. Заперев дверь со своей стороны засовом, Орасио подошел к спящей, заколебался на миг – будить или как? Но она, похоже, проснулась от стука в дверь.
- Ваш жених весьма нетерпелив, сударыня. Чуть свет, он уже здесь. Вы умеете молчать, в смысле не издавать вообще никаких звуков? Хозяйке я сказал, что вас уже нет, но если сюда войдут слуги его милости барона…

(продолжение следует, портрет Орасио - худ. Ю. Аросова)
Опубликовано: 07/05/23, 08:30 | mod 23/07/23, 12:51 | Просмотров: 170 | Комментариев: 14
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (14):   

Так вот о чем вы говорили.. ну да. Попал Орасио...

начало весьма бурное, точно буду читать дальше

тихий шаг лошади вот тут малость царапнуло) ага все про лошадей наши споры как вариант - глухой стук/перестук/цоканье копыт, подков - на ваше усмотрение
вообще можно даже фырканье или всхрап
Anna_Iva   (21/05/24 21:14)    

перечитаю, подумаю, чем лошадка выдала себя
D_Grossteniente_Okku   (22/05/24 16:21)    

ага я вас замучила) кмк тихие шаги это  больше о человеке
или осень тихими шагами входит в старый сад... и тд
у лошади  ассоциируется с темпом и аллюром  три темпа шага, рыси и галопа
хотя может это лишь моя дефомация от некоторых знания
Anna_Iva   (22/05/24 17:20)    

Люблю приключения.) Легко читается, Денис!
Виктория_Соловьёва   (27/10/23 13:37)    

Спасибо, Вика!
Вот, всё руки не доходили, а в этом году рассказик (или правильнее - новелла?) вышел в свет...
Через месяц примерно придут книги.
D_Grossteniente_Okku   (28/10/23 06:47)    

Ну здорово же!)))
Виктория_Соловьёва   (28/10/23 06:53)    

Хорошее начало, Денис.) Обратила внимание, что историческая проза тебе лучше всего удаётся.

Пошла дальше читать.)
Туранга   (29/06/23 05:57)    

Но она нередко и дольше всего пишется, Насть.
D_Grossteniente_Okku   (29/06/23 15:55)    

Интересное начало, Денис)
Увлекательно пишешь  smile
Елена_Картунова   (10/05/23 15:55)    

Спасибо, Лена, польщён.
D_Grossteniente_Okku   (10/05/23 16:58)    

Прям заинтриговало - что же будет дальше? 
А дописывание 30 лет спустя - это, надо сказать, сильно. Мне б самой так - есть рассказ с открытым финалом, который я понатворякала 30 лет назад. Сейчас бы его мне в лапы, да дописать, отшлифовать... и на один конкурс.
Marita   (08/05/23 10:26)    

ну вот, стараюсь довести до ума идейку...

Спасибо, Инна!
D_Grossteniente_Okku   (09/05/23 09:44)    

Здравствуй, Денис.

Ух ты! Настоящий приключенческим роман! Очень заинтриговало начало. И написано отличным языком!
Буду ждать продолжения.

Есть пара замечаний к знакам препинания, позже постараюсь написать.

Хорошего дня тебе и вдохновения!
Ирина_Архипова   (07/05/23 10:16)    

Ирина, спасибо за оперативный отклик и за добрые слова!
Первый самый вариант этого рассказа возник ещё в студенчестве, под влиянием творений Александра Фомича и Артура Карловича, и потерялся в общаге. Потом рассказ был возобновлён. 
И вот, вчера что-то опять нахлынуло - фактически-примерно, спустя 30 лет))). 
Может, просто оттого, что нигде не публиковал?)))
D_Grossteniente_Okku   (07/05/23 13:58)