Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Сказки (проза) » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Слон в подсудной лавке   (Михаил_Кульков)  


   То, что ждать маму у входа в торговый центр неинтересно Виталик, конечно же, хорошо знал. Однако это было не настолько тоскливо, как если бы пришлось ожидать, когда она наконец закончит выбирать что-то там из косметики. В то, что можно отыскать что-то “потрясное”, как выражалась неизменная спутница матери, в девчачьем магазине Виталик не верил, и потому заниматься поиском того, чего в принципе и быть не могло уж всяко невыносимее, чем пытаться найти себе занятие с другой стороны стеклянных, вечно тормозящих открываться дверей, когда очень торопишься скрыться от остекленевшего родительского взора, "ненадолго" отвлечённого от неусыпного надзора многочисленными прилавками с только взрослым понятными ништяками.
   Оказавшись за стенами бастиона наведённой красоты, Виталик с горечью осознал, что Иа был по-своему прав… С этой стороны зрелище оказалось не менее удручающим, несмотря на всё великолепие рекламной заманухи, имевшей что-то общее с иглами кустарника заманихи с яркой обложки советского журнала «Юный натуралист», который сколько себя Виталик помнил не извлекаемо был втиснут в квартире друга между рядом книг и защищающим их то ли от пыли, то ли от шаловливых рук когда-то раздвижными стёклами серванта. Витюша, глядя на неоновую вывеску торгового павильона напротив, подумал не от нечего ли делать или из-за сходства ощущений по метко подметившему оное выражению «глаз колет», он вспомнил о заманихе?
   Виталик напрягся, и почти уверенно вспомнил, что правильно писать «Поссудная лавка» всё-таки с одной буквой «С», а не так, как сияла вывеска, опасно раскачиваемая сильными порывами ветра. То, что слово «опасно» было, мягко говоря, слишком мягким отражением мыслей по поводу поручения шабашникам без башни с непонятным происхождением (если не заглядывать в документы) не только писать, но и вообще что-либо делать, вскоре наглядно подтвердилось во всей свой неоновой красе. Точнее, не во всей, а именно на этой конкретной лишней букве. Хотя… Виталик не был уверен, какая лишняя: та что справа или та что слева? Однако для буквы слева его сомнения не имели никого значения, ибо она начала было движение по часовой стрелке вокруг нижнего крепления, но не закончила, упёршись верхним концом буквы в крышу, открыв при этом в глубине её букву «Л» от прежнего названия магазина, почему-то так и не отключённую от доступа к электропитанию, видимо, скорее всего, как раз по причине неуплаты за него.
   Виталик изумлённо, а потом опомнившись, радостно поспешил поделиться с виртуальным сообществом фейковых друзей, созданной природой и стараниями тружеников множества подрядных организаций, зрительной иллюзий новой буквы, образуемой совмещением повёрнутой на 90 градусов «С» и играющей тем же цветом «Л». Разглядывая в смартфоне получившееся фото он, перечитав, прошептал: «Подсудная лавка». Словно рассмеявшись вместе с ним, из-за туч выглянул солнечный луч и по ещё не просохшей панели запрыгали весёлые зайчики.
  –  А-а, Витюха, старый знакомый! Что тут делаешь? – раздался знакомый голос зайчишки Сончака.
  –  Мамку жду.
  –  Брось, она с подругой и половины первого этажа ещё не обошли, пошли с нами слона смотреть? – подскочил к нему Соньчик.
  –  А то, это – далеко отлучаться нельзя, будут искать, волноваться.
  –  Да это вон там, через дорогу. Суд уже идёт, так что поднимайся с корточек, ноги в руки и там поговорим. Сань, тяни-толкай его, а то замёрзнет в тени проснувшись.
Третий зайчишка-молчун в шикарных английских кроссовках, поторапливая, схватил Виталика за штанину и потянул в сторону пешеходного перехода.
  – Сан-Саньчик, не так быстро! – взмолился мальчишка.
   Однако всё произошло настолько быстро, что перехода он не заметил, а только зебру, переплывавшую поток машин в неположенном, потому как не клали, а забыли не только положить, но и проложить этот самый переход, месте.

   Зал судебного заседания был полон, но как ни странно, именно четыре свободных места были словно специально оставлены для закадычных друзей. А между тем заседание, ведомое уполномоченной на это настоящей столовой, но живой Ложкой, не только шло, но и продолжалось:
  –  Да встаньте в конце концов, вы слонво… Прошу прощения, оговорился: –  Словно бар…, овен упёртый! Кстати, а кто вы по гороскопу?
  –  Я слон.
Я, конечно, понимаю, все мы люди. Но я имел ввиду кто вы гороскопу. Вот я, к примеру, рак и ложка, вдруг стала переливать различными оттенками красного. Воздух наполнился странным запахом других стран, напоминавшим привкус то ли мёда, то ли дёгтя. Виталику некогда было разбираться в нюансах послевкусия, так как был увлечён происходящим в зале.
  –  А почему будучи женского рода, вы говорите о себе в мужском? – поинтересовался слон.
  –  Протестую! Мы не настолько толерантны, чтобы подобное совательство носа в чужие дела, могло бы относилось к рассматриваемому делу. – подслеповато щурясь, и стараясь не зевать слишком часто, подал голос прокурор Сова, кстати так и не уточнив за кого она его всё-таки подала.
  –  Я Человек. – донеслось чуть слышно из открытой двери в коридор.
Из не выключенного телевизора в фойе на пределе возможного ответил радостный возглас:
  –  Нет такой буквы в этом слове!
  –  Эй, на вахте! – раздался грозный голос судьи нельзя ли потише.
  –  Вы же сами просили.
  –  Я просил, сказать мне результаты матча, а не предоставить список отсутствующих!
  –  Так их и объявляют, просто идёт реклама.
  –  Как! Опять выписали пропуск?!
  –  Да Пропуск уж как три дня, как выпустили.
  –  Да, но ему же дали три года!
  –  Так он же Пропуск. Вот он и пропустил их вперёд.

   Присутствующая слева за правой рукой судьи Ваза неожиданно зашевелилась и чуть отодвинувшись от пальцев правосудия, сжимающих горло, явно расстроенной этим огромной импортной киянки американского происхождения, не смотря на повешенный ярлык со звучным наименованием бейдж «Малайзия»:
  –  Я только что закончила курсы «Защита чайников», и хотела бы опробовать полученные знания на слонах за неимением кошек.
  –  Хорошо, – отозвался судья, –  отзовите государственного защитника. Кстати курсы, курсы…, а как там куры?
  –  Сы-эр, клюют, ваша честь. В смысле клюнули, а счёт матча по нулям, сир. В смысле сер сыр и мы серы, а вы – сэр, сир.
Судья махнул рукой, и новоявленная защитница тут же устремилась в бой.
  –  Послушайте, Слон или как вас там, согласитесь, мы достаточно свободная страна, чтобы позволить себе снисходительное отношение к суду и не терпеть неуважение к судье во всём его многообразии? Не бойтесь признать эту непреложную истину.
  –  Боюсь, что свобода быть согласным, вызовет стойкое несогласие у тех, кто не боится.
  –  А вы случайно не коммунист? – подозрительно спросил прокурор.
  –  Кому что? – не понял Виталик и вопросительно посмотрел на ближайшего к нему зайчика.
  –  Тот пожал плечами, но всё-таки поделился, прежде чем отправить в рот последнюю неизвестно как и когда раздобытую конфету:
  –  Любая истина – истинна или ложна. А «Уна» – это о Калиостро.
  –  Чего остро? - опешил Виталик.
  –  Да, богиня Колькина из соседнего подъезда, Калей звать.
  –  А почему она богиня?
   Зайчик хотел ответить, но меланхоличный голос из репродуктора на стене металлическим голосом сообщил: сработал датчик шума в зале.
  –  Молчать! – сразу же отреагировал прокурор.
Репродуктор буркнул пару раз рэпом что-то про бурку с репой и замолчал.
   Зайчик открыл было рот, но передумал и вместо того, чтобы ответить Виталику, написал на спине впереди сидящего:
К+К=Л
   Между тем разговор Слона и защитника продолжался. Но темы, между которыми он продолжался были другие – очень важные и потому зайчик решил не отвлекаться на разговоры с каким-то там разговорчиком на стене, который был, между ними говоря, совсем неважным. Поэтому-то и прокурор сделал вид, что это крайне неважно, наверное, из-за того, что никому не хочется быть крайним наравне с кем-то неважным.
  –  Так вы встанете в конце концов или нет?! Ведь суд идёт и идёт очень давно! – Красноречиво жестикулируя молотком, возопил, наконец-то решивши проявить волю, судья, проведший полдня на ногах и явно уставший стоять, ожидая, когда же все встанут, чтобы позволить им сесть. На сколько Виталику не удалось расслышать из-за звука, изданным Вазой и разошедшегося по залу никем не подсчитанным тиражом осколков.
  –  Хорошо я попробую. – буркнул, поднимаясь Слон.
   Грохот падающих обломков проломленного потолка заглушил единодушный вопль конкурирующих сторон правосудия, наконец-то пришедших к единому мнению.

  –  Что задремал? Заждался? Я же недолго?! – голос мамы прервал заседание на самом интересном Виталику месте.
   С трудом разгибая затёкшие ноги, он поднялся, нехотя отрывая спину от нагретой полуденным солнцем стены:
  –  А куда мы сейчас? – с надеждой, не оформившейся ещё в конкретные желания, спросил Виталик.
Опубликовано: 21/10/21, 09:32 | mod 25/11/21, 18:49 | Просмотров: 91 | Комментариев: 4
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (4):   

Заметила несколько очепяток, но сказка написана таким заковыристым языком, что начинаешь думать об их преднамеренности...
Туранга   (21/10/21 10:45)    

Всё равно лучше сказать какие, а то я в затруднении, так оно или иначе.
Михаил_Кульков   (21/10/21 11:45)    

Для этого надо доползти до ноутбука... Я ещё вернусь.)
Туранга   (21/10/21 13:55)    

smile 
Михаил_Кульков   (21/10/21 13:58)