Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Сказки (проза) » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Тайна города ювелиров 13. Встреча с рыжим грибом   (Асия_Караева)  
Глава 31. Встреча с рыжим грибом

Наши друзья отправились сначала к родственнику Батаманки за лошадью. Имение, где он обитал, находилось недалеко от города. Это была красивая усадьба с парком и несколькими зданиями: главным домом, помещениями для прислуги, конюшней и псарней.

- Да, хозяйство у меня большое, и дел в нём невпроворот, - поделился с нашими друзьями родственник Батаманки. - Надо следить не только за многокомнатным двухэтажным домом, но ещё и за лошадьми и собаками.

Домовой этот был ростом с кошку, однако, необыкновенно широкоплеч и крепок. Он продолжал:

- Приведу я вам лошадушку, сильную и быструю. А с ней - чудесный чайничек. Дадите ей из него напиться, и лошадушка так поскачет да полетит, что за ней сам ветер не угонится.

- Давайте хоть чаёк на дорожку попьём, - предложил разговорчивый домовой. – Осень наступила, и в такой прохладный вечер чай очень полезен.

Домовой стал хлопотать с чаем. Он жил в просторной комнате под полом. Жильё его было чистое и уютное.

- А что в городе рассказывают, какие новости да сплетни? – поинтересовался домовой. - Мне здесь бывает скучно, хоть дел много, но общаться не с кем. Псов наших только охота интересует, а лошадей – прогулки по парку.

- Да в городе всё по-прежнему, - ответил Феликус. – Жизнь бурлит. Каждый борется за пропитание. Но никто не унывает.

- Ну, это ты уж слишком оптимистично, - возразил коту Лис. – Я видел много страдающих и жалующихся на судьбу.

- Я тоже не очень-то понимаю, как можно быть довольным, живя на улице, - согласился с Лисом Рони. В располагающей домашней обстановке обычно молчаливый Рони оттаял, и в нём проснулась потребность поговорить.

- Уличная жизнь кому-то подходит, а кто-то от неё мается и мечтает о доме, - рассудил Крыс.

Они сели за стол пить чай с вареньем. Тёплый свет свечей в полутёмной комнате навеял на всех чувство покоя и защищённости. Даже у Олико, пребывающего до этого в состоянии грусти и безысходности, заулыбались глаза.

- А общаетесь ли вы, домовые, друг с другом? – спросила Ино. - Я знала домового по имени Брюх. Вы его когда-нибудь видели?

- Имя я слышал, но самого не видел, - ответил домовой. - Мы ведь домоседы. Не выходим никуда из дома. Только на свадьбы. Когда люди играют свадьбы, то домовой жилища, где проходит свадьба, приглашает других домовых. Вот тогда мы гуляем: пьём, едим вдоволь и танцуем до тех пор, пока не упадём от усталости.

- А можно нам посмотреть лошадку? – деловито спросил Феликус.

- Конечно, сейчас я вам её приведу.

Когда домовой привёл лошадь, все удивились. Это была еле стоящая на ногах тощая кобыла с глубокими впадинами под глазами и с почти полностью съеденными жёлтыми зубами.

- Не судите по внешнему виду, - рассмеялся домовой. - Она уже несколько суток, как околела. Но душа её не успела умчаться в небеса. Я её пою из чудесного чайничка, так что она ещё годна для путешествий и теперь даже сильнее и быстрее любого племенного рысака. Она вам честно прослужит ровно девяноста три лунных дня, а потом ей придётся отправиться в мир иной. Лошадью она при жизни была послушной, так что и сейчас у вас проблем с ней не будет.

- А седло на ней большое, - прибавил домовой, - так что всем места хватит. А ты, Лис, коли дорогу знаешь, садись впереди.

Лошадь наклонилась, и вся компания уселась на неё. Домовой дал ей напиться из чайничка, а потом сунул чайничек Олико. Лошадь громко заржала и ринулась вперед так быстро, что через минуту усадьба осталась маленькой точкой вдали. Они неслись, как ветер, и вскоре Ино узнала пшеничные поля рядом с заброшенным полустанком, а вдали, у подножия гор, вырисовывался синеватый контур леса.

- Это уже совсем недалеко отсюда, - воскликнула взволнованная Ино.

- Знаю, знаю, - спокойным голосом ответил ей Лис. - Нам теперь надо проскакать через лиственный лес, а потом будет густой сосновый лес, тёмный и мрачный, как моя жизнь, - усмехнулся старый Лис.

Наконец, они оказались в сумрачном сосновом лесу. Он был молчалив - ни звука, ни шума деревьев, ни уханья совы.

- Ищите теперь рыжий гриб, - обратился Феликус к Лису и Олико. - Лес не по моей части. Я - городское животное.

- Подожди, не торопись, - тихо произнёс Лис. – Здесь не всё так просто. Лес не город, у него свои законы и свои загадки. Он многое скрывает и не сразу всё показывает.

- Надо разжечь костёр, - посоветовал Олико. – Огонь заметят, нас сначала будут изучать, а потом, если сочтут, что мы того достойны, к нам придут.

Наши путники сели вокруг костра, который разжёг Олико. А тощая кобылка встала рядом.

- Премного извиняемся, что мы так и не нашли время с Вами познакомиться, - обратился к лошади галантный Крыс.

Лошадь посмотрела на него чёрными грустными глазами и ответила:

- Да я уже привыкла к такому обращению. Нас, лошадей, только используют: привези, да увези. И не благодарят.

- Ну что Вы, мы просто торопились и поэтому не успели Вам ничего сказать, - сконфуженно промолвил Олико.

- Мы Вам очень-очень благодарны, - перебила Ино.

- Если бы не Вы, мы так до сих пор бы и не добрались до леса, - прогавкал Рони.

Лошадь выдержала паузу, а потом произнесла:

- Уже давно так не скакала. Ведь я недавно померла, околела от старости. Я уже несколько лет еле двигалась. Меня держали в конюшне из жалости. А когда я перекинулась, домовой меня спросил: «Хочешь ещё немного по земле походить? Я тебя сделаю быстрой и шустрой, какой ты даже в молодости не была.» Я подумала и согласилась.

- А зовут меня Великолепная, - добавила кобыла.

Услышав имя кобылы, все были изумлены. Потому что ничего великолепного в лошади не осталось.

- Знаю, что вид у меня теперь не тот, что прежде. А была я когда-то краше всех лошадей. Меня возили на выставку в столицу, и там говорили, что давно таких прекрасных да так хорошо сложенных кобыл не видели. Баловали меня господа, баловал и конюх. Жеребцы все на меня заглядывались, но меня от них держали подальше, чтобы чего не случилось. Потому что готовили меня для того единственного племенного жеребца, с которым бы дети у нас были самые сильные и красивые во всём крае...

Лошадь не успела закончить свой рассказ. Их окружили сыроежки. А потом раздался скрипучий голос рыжего гриба:

- Я знал, что вы ко мне пожалуете. О зеркальце хотите узнать? Я сразу всего не мог рассказать Ино. Иначе ей бы было слишком тяжело нести на себе груз тайны зеркальца. Но я и сам всего не знаю об этой удивительной древней реликвии. Откуда появилось зеркальце? Неизвестно. Но легенда гласит, что оно может снимать проклятие самых страшных и могущественных тёмных сил. Для этого надо произнести заклинание. Но я его не знаю. Древние пользовались разными заклинаниями. Тогда ум живых существ на земле был более совершенен. Они ничего не забывали и поэтому не нуждались в письменности. А когда настали тяжёлые времена, то многое было утеряно. Только посвящённые хранили ещё некоторое знание, но их становилось всё меньше и меньше.

Был карлик, которому учёные старцы доверили зеркальце и попросили изготовить для него рамку, а на ней написать заклинание, которое может снять проклятие чёрных сил. Старцы знали, что придут времена, когда уже не останется на земле никого, кто будет помнить священные слова, и поэтому необходимо было выгравировать эти слова на ручке зеркальца. Они направили карлика в процветающий благочестивый город с удивительными ювелирными мастерами. Именно в этом городе надо было написать на ручке зеркальца заклинание на древнем языке. Но тёмные силы каким-то образом узнали о миссии карлика. Его выследили и убили, только зеркальца у него не нашли. Тёмные силы искали зеркальце также и у ювелиров процветающего города. Но зеркальца в городе уже не было. Потому что его забрали вакши. Однако об этом тёмные силы тогда не знали.

- А откуда Вам всё это известно? – поинтересовался Крыс.

- Ничто в этом мире не уходит бесследно, - ответил гриб. - Есть невидимые силы, которые следят за ходом событий, и мне, как старому сторожу священного леса, дано узнать о тайне зеркальца и о тех событиях, которые с ним связаны. В легенде также говорится о том, что зеркальце способно влиять на существ, у которых оно находится, и в какой-то степени даже изменять ход некоторых событий. Хотя зеркальце попало в руки ведьмы, но так произошло, что Ино его выкрала. Так зеркальце было спасено и попало в хорошие руки. То, что Ино встретила Олико, было заранее предначертано. Зеркальце пропело Олико мелодию из его детства, и он решил вернуться в родную страну и по дороге встретился в горах с Ино.

- Ино, ведь ты до сих пор владеешь зеркальцем? - вдруг спросил старый гриб.

Ино колебалась с ответом.

Тогда вмешался Олико:

- Ино оставила зеркальце в замке ведьмы Теи. Но ведьма об этом не знает. Когда мы находились в замке, слуга Немито, который до этого был в образе волка, попросил ведьму обыскать меня, думая, что у меня есть зеркальце. А Ино в испуге положила зеркальце в золу камина.

- Это плохо, - сказал гриб.

- Мы направляемся сейчас в замок Теи и заберём зеркальце, - обнадёжил его Олико.

- Если оно ещё там, - задумчиво произнёс гриб.

После небольшой паузы Олико с убеждением воскликнул:

- Оно должно быть там, ведь не могут же светлые силы позволить, чтобы страна вакш погибла. Нам нужно зеркальце, чтобы снять проклятие с моей страны.

Гриб вздохнул:

- Да, Немито расширяет свои владения час за часом. Его сила всё увеличивается. Раньше он не мог добраться до страны вакш, это было не в его силах. А теперь иные времена. Свободомыслящих существ становится всё меньше. Им всё труднее жить в этом мире. Кто-то служит Немито из страха, а большинство, чтобы прокормиться, некоторые просто попали под его влияние и даже не отдают себе в этом отчёта. Чёрные силы смыкают своё кольцо, и может быть скоро весь мир будет под их влиянием.

Затем гриб добавил:

- Вам надо прочитать заклинание на месте погибшего города ювелиров. С него всё началось. Это было первое место, которое проклял Немито. Но найти покинутый жителями город очень тяжело. Дороги к нему давным-давно заросли, и никто не ведает, где он находится.

- Северный ветер знает, он принёс нам веточку от умирающего дерева, которое растёт в городе ювелиров, - вспомнила Ино.

- Тогда торопитесь, - посоветовал гриб. – Беда ещё в том, что я не знаю, как прочесть заклинание, написанное на древнем языке. Может быть, вы узнаете об этом из древних книг старого монастыря, что находится по ту сторону гор.

- И берегитесь слуг Немито, его ищейки сейчас повсюду, - предостерёг на прощание гриб. – От всей моей сердцевины желаю вам удачи!

Глава 32. Опасный путь в замок

- Мы теперь далеко от города, и влияние Немито становится всё сильнее. Нам надо быть осторожнее, - сказал Крыс. – Накрывайтесь паутиной домового - будем надеяться, что нас никто не заметит.

Как будто вторя словам Крыса об опасности, деревья зловеще зашелестели. Ино стала прислушиваться к их звукам.

- Впереди нас ждёт что-то нехорошее, так говорят деревья, - предупредила девочка.

На перекрёстке дорог лошадь вдруг остановилась и неистово заржала:

- Я теряю силы. Здесь бродят души повешенных. Они окружают нас.

Тут они услышали глухие голоса, жуткие и леденящие душу:

- Мы чуем вас, но не видим вас. Подойдите ближе, мы поймаем вас. Нам холодно и голодно. Мы висели на дереве много лет и, наконец, сошли на землю.

Нас казнили ярким солнечным днём,

Южный ветер был ласков и тих.

Мы не помним больше ни наших имён,

Ни преступных деяний своих.

Олико достал чайничек и стал поить лошадь. Она отпила, а потом зафыркала и через минуту начала медленно двигаться.

- Быстрее же, быстрее, Великолепная, - попросил Крыс.

- Не могу, силы уходят из меня, - ответила ему лошадь слабым, еле слышным голосом.

Наши спутники почувствовали холодное дыхание повешенных. Вскоре они увидели их тощие полусгнившие тела и полуистлевшие головы с выклеванными глазами. Повешенные пытались дотянуться до лошади своими костлявыми руками. У всех от ужаса захватило дыхание.

Олико снова начал поить лошадь из чайничка. Тут она вдруг рванулась и поскакала. Повешенные остались на перекрёстке дорог. Им было не по силам догнать Великолепную.

- Какой же это кошмар! - пролепетала до сих пор ещё дрожащая от страха Ино.

- Души повешенных, которых приговорили к смерти по ошибке, покидают землю, - стал объяснять Олико. - А души тех, кто убивал других людей, надолго остаются на земле и частенько пугают путешественников на перекрёстках дорог.

Они добрались до реки и теперь ехали вдоль берега. Вдруг они увидели ведьму с белокурыми длинными развивающимися волосами, несущуюся на огромном вепре. Это была Тея.

- Надеюсь, что она нас не заметит, - стал успокаивать всех Крыс.

- Великолепная, встань под дерево, - попросил Крыс. - Надо переждать, пока пролетит ведьма. Мы в паутине, так что она не должна нас увидеть.

Тея же зорко высматривала, что творится внизу, и тут она заметила руку Ино, которая не была полностью покрыта паутиной. Ведьма подлетела к Ино и крепко схватила девочку за руку. Ино взвизгнула. Феликус подпрыгнул и полоснул ведьму острыми когтями. Рони зарычал и вцепился вепрю в горло. Лик пытался выклевать вепрю глаза. Крыс вонзился зубами в ногу Теи.

Тут из реки выглянул водяной. Он услышал шум, визг и крики, и ему было интересно узнать, что происходит. Он наблюдал несколько минут, а потом обратился к Тее глухим голосом:

- Это ты меня в карты тогда надула? Так получай теперь от меня козырь!

При этих словах он схватил ведьму за ногу и потянул её глубоко в омут. Ведьма застонала и отпустила руку Ино.

Великолепная подлетела к Ино, и девочка села на неё. Через минуту наши друзья уже мчались прочь от реки, от ведьмы и от мстительного водяного, которого Тея когда-то обдурила в карты.

Поля и леса быстро проплывали перед ними. Наконец, Великолепная замедлила шаг и обратилась к седокам:

- А теперь надо бы передохнуть.

- Да, давайте сделаем привал в том лесу, что виднеется за полем, - согласился с лошадью Олико. – Надо бы подкрепиться.

Они достали гостинцы, которые им подарили домовые: картошку, сыр, хлеб и мёд. Все начали с жадностью есть, а лошадь отошла в сторонку и угрюмо щипала пожелтевшую сухую осеннюю траву.

- Так что же было дальше, Великолепная? – обратился к загрустившей лошади Олико. – Вы нам так и не рассказали начатую Вами историю.

Лошадь подняла голову. Было видно, как ей приятно, что на неё наконец обратили внимание.

- Да, нас прервал тогда рыжий гриб, - ответила Великолепная. – Что ж, продолжу свой рассказ, если вам интересно. - И кобыла испытующе посмотрела на всех.

- О да, конечно же, нам очень интересно, продолжайте, - попросил Олико.

- Да, рассказывайте, пожалуйста, - вторили ему остальные.

Тогда лошадь начала:

- Молодость моя была прекрасной и беззаботной. Меня холили и лелеяли. Я не знала, что такое горечь и обида и не ведала, что существует зло. Я участвовала в скачках и приносила немало побед своим наездникам. Победы доставались мне легко. А потом меня выводили в расшитой золотом попоне, и я шла гордо и грациозно под рукоплескания восхищённой толпы. Я скакала по полям и лесам и видела мир, просторный и завораживающий своей красотой.

Была в моей жизни и любовь. Мне подобрали красавца-жеребца. Он был той же породы, что и я. Гнедой с широкой грудью и длинной шеей. А звали его Гордый. Его привезли ко мне издалека. Он был сильным и нежным. Мы любили друг друга, но наше счастье было мимолётным. Он принадлежал другой конюшне, и вскоре нас разлучили. Его увезли куда-то далеко, и мы больше никогда с ним не виделись. Я очень страдала и тогда впервые ощутила горечь, безысходность и собственное бессилие вернуть того, кого так полюбила. «Может быть, я в чём-то провинилась, и поэтому меня наказали?» – спрашивала я саму себя. Каждый раз, когда встречалась с людьми, я смотрела на них удивленно и вопрошающе. Но ни в их поведении, ни в отношении ко мне ничего не изменилось. За мной также ухаживали, как и раньше, а кормить стали даже ещё чаще и вкуснее.

Прошло несколько месяцев, а я всё маялась и не находила себе места, не зная сетовать ли мне на жестокость людей или на свою судьбу. Но вдруг поняла, что у нашей с Гордым любви есть продолжение. У меня родился жеребёночек, очень похожий на меня и на своего отца. В тот момент я забыла о несправедливости мира и воспитывала своё прекрасное чадо с удовлетворением и радостью в душе. Мы резвились с ним на свежей траве, и вместе с ним я познавала мир по-новому. Его красоту. Мы снимали языком блестящие капельки утренней росы с пахучей сочной травы, а потом неслись к синему озеру пить из него прохладную вкусную воду, а вечером, когда все звуки затихали, любовались заходом солнца.

Но и на этот раз моё счастье продолжалось недолго. Одни говорили, что имение наше обеднело и не могло больше справляться с долгами, поэтому многих лошадей пришлось продать. Другие рассказывали, что владельцу имения в последнее время не везло в картах и он проигрывал лучших лошадей одну за другой. Что было истинной причиной, я не знаю. Только меня продали другому хозяину и разлучили с моим драгоценным чадом.

Новый владелец в лошадях не разбирался. Происхождения он был низкого, а разбогател недавно. В его конюшне мне было одиноко, я никого не знала, и всё мне казалось чужим и нелепым. Конюх пил и частенько забывал нас не только покормить, но и дать нам воды. Я ослабела и заболела. Приходил лекарь, долго меня осматривал, мазал мазью и делал уколы. Было тягостно и больно. Когда лекарь решил, что я уже выздоровела, меня привели к хозяину, и тот стал учиться на мне ездить. Он был неуклюж, тяжёл, глуп и жесток. Он тренировался, не давая мне отдохнуть, не понимая моего настроения, не чувствуя моих сил, ещё не восстановившихся после недавней болезни. И вскоре он так меня заморил, что я начала хромать на переднюю левую ногу. Узнав, что я хромаю, мой владелец даже не стал меня лечить, а просто продал при первой же возможности. После я меняла хозяев одного за другим, и никто из них не заботился обо мне. Хромота моя не прошла, а только усилилась. Жизнь крутилась, как карусель, быстро и монотонно. Я больше не помнила ни что было вчера, ни что происходило сегодня. Дни неслись тягостной мучительной вереницей, похожие один на другой, серые и невыносимые. Так продолжалось, пока я не попала в имение недалеко от города. Хозяева его были люди добрые и купили меня за мой покладистый нрав, чтобы я катала их детей. Так что старость моя прошла спокойно и без мучений. Я, правда, больше не скакала по полям и лесам, а только прогуливалась по парку.

Я уже и не мечтала, что буду снова резвой и увижу безграничные просторы, новые места и пейзажи. А как околела, так домовой мне и предложил отправиться в путешествие. Он дал мне напиться из чудесного чайничка, и я получила необыкновенную силу и прыть. Такой быстрой я не была даже в молодости. Теперь я мчусь за самим ветром, а если захочу, то и его могу обогнать.

Лошадь глубоко вздохнула. Вместе с ней вздохнул и Крыс.

- Да, вот она жизнь! - воскликнул он. - Как мало от нас зависит, и как мы подвластны обстоятельствам!

- Ничего подобного, - возразил ему кот. - Мы сами выбираем свою жизнь. Кто хочет свободу, тот получает её. А кто желает сытую домашнюю жизнь, тот живёт и умирает, так ничего не увидев и не испытав, зато имея уверенность в завтрашнем дне, кусок хлеба и теплоту очага.

- У вас, котов, может и есть выбор, а у нас, собак, его нет. Мы рождены, чтобы служить человеку и быть вместе с ним. Нам не нужна свобода и независимость. Мы счастливы, служа другим. В этом наш долг и смысл жизни, - произнёс Рони и гордо поднял голову.

- Какая иллюзия! Как же можно быть таким обманутым в жизни?! - возмутился Феликус словам собаки и демонстративно фыркнул. – Долг, служение - смысл жизни? Красивые, но пустые слова. А что если твой хозяин – беспринципный подлец? Ты и такому будешь служить, не думая, беспрекословно? А если он прикажет тебе искусать невинного, например, наброситься на ребенка, зашедшего в его сад?

Рони не нашёлся, что ответить. Тут в разговор вмешался Лис:

- Да, мы сами выбираем нашу жизнь. Но хорошо ли это? Счастье это или проклятие? А что если мы ошибёмся? Будем ли мы прощены? Сможем ли исправить ошибку? Или шанс нам даётся только один раз? А если ошибёмся, то корить потом будем себя всю жизнь. Неправильный выбор омрачит наше дальнейшее существование и зловещей тенью будет преследовать нас. Так что мы навсегда потеряем веру и уважение к самим себе.

Я по своей молодости и дурости покинул родной лес и убежал в город за лучшей жизнью. А нашёл ли я её, эту лучшую жизнь? Нет. Невзгоды, опасность, потери: товарищи и родные погибали на моих глазах. Жизнь прошла на чужбине, так что тоска до сих пор гложет меня. Вот она свобода выбора! Лучше бы у меня её не было, и я жил бы в родном лесу. Пусть бы голодал, но зато не знал бы страшного чувства одиночества на чужбине.

- Да полноте вам спорить, - начал успокаивать всех мудрый Крыс. - У каждого свой путь и своё счастье. Не осуждайте тех, кто не похож на вас. Мы все такие разные, но каждый из нас полезен и нужен по-своему.

- Да, - согласился с Крысом Лик. - Также и мы, птицы. Мы летаем: одни над морем, другие над полем, а третьи над помойкой. Но смысл не в том, где и над чем летать, а в том, чтобы летать и оставаться самим собой.

Олико с Ино так и не вступили в беседу. Для Ино спор был не очень понятен, а Олико так напряжённо думал о спасении своей страны, что не в силах был слушать разговор. Наконец, он встал и попросил:

- Друзья, давайте поедем дальше. Нам надо как можно быстрее забрать зеркальце. Замок Теи должен быть уже совсем недалеко отсюда.

Тогда все поднялись и стали собираться в путь.
Опубликовано: 14/11/21, 16:51 | mod 14/11/21, 16:51 | Просмотров: 27 | Комментариев: 4
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (4):   


Цитата
– От всей моей сердцевины желаю вам удачи!
Классно сказал гриб ))
Интересные истории рассказали герои сказки в этих главах. Особенно лошадь...
Виктор_Казимиров   (14/11/21 21:01)    

Виктор, большое Вам спасибо!
Асия_Караева   (14/11/21 22:01)    

ой, как интересно))
пойду в начало))
shah-ahmat   (14/11/21 20:27)    

Людмила, большое спасибо! Да, приходите ещё.
Асия_Караева   (14/11/21 20:40)