Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
[ свернуть / развернуть всё ]
Укрощение строптивой 2 или Авантюрные сценки из рыцарских времён   (SmorodinovyMors)  


Рыцарь стоял перед тронами в блестящих латах в окружении пёстрого круга придворных в шелках и бархате. Щит и копьё остались под присмотром оруженосца на площади, громкое чужеземное имя, увитое кружевом титулов, прозвучало, и теперь все рассматривали его гордую осанку и герб на плаще, перекинутом через одно плечо.
Теперь, по этикету, высокому гостю было самое время снять остроносый шлем и предъявить героический лик… Ах, да! Хи-хи! Гость был не высокого роста. Сквозь латы угадывалась щуплая фигура, колени совершали нерешительные колебания в стороны, то сходясь в параллельные прямые, то расходясь в намёке на реверанс. Однако, казалось, что гость выбирал между двумя действиями, каждое из которых было по своему уместно и эффектно: торжественно поднять забрало или сразу снять и водрузить на левую руку весь верхний атрибут своей славы. Мгновение наивысшего ожидания было им искусно выбрано. Теперь течение регламента безупречно гармонировало с его статусом и достоинством.
Шлем слегка кивнул вперёд, руки двинулись вверх и почти достигли головы... Однако безукоризненный церемониал омрачился непредвиденным. Рыцарь в этот ответственный момент слегка кашлянул или поперхнулся.
- Смотрите, а там внутри даже кто-то есть! - звонко и радостно воскликнула принцесса Настурция.
Монарх Виллеципан Сикстинский натренированно покраснел.
Рыцарь лихо обнажил голову, чем дипломатично переключил внимание на себя. Всклокоченная голова его и тонкая торчащая бородка давали понятие о его уже не самых молодых годах, но задор светился в глазах на худом лице цвета мытого картофеля.
- Каков молодец! - снова оживилась принцесса. - Даже что-то копченого окорочка захотелось погрызть.
- Наша венценосная наследница обладает своеобразным чувством юмора. Если только немного примириться с ним, то его пикантность, со временем, даже становится приятно неожиданным и свежим. Ободряет, не так ли?
Рыцарь растопорщил усы в подобии улыбки.
- Стоило ли странствовать так долго, чтобы найти в конце концов обыденность. Я безмерно рад и готов оставаться во власти моего удивления и очарования.
- Какой изысканный комплимент! - воскликнул король и зала зааплодировала.
Едва рукоплескания придворных смолкли, принцесса подняла руку и продолжила, обведя взглядом залу и снова посмотрев на гостя.
- Только не пойму, то ли наш гость изволил сказать, что наше королевство находится где-то «в конце концов», или он прибыл сюда в конце концов своего существования.
Начавший уже возвращаться к нормальному цвету лица король снова сгустил краску на пару тонов и теперь в промежутке между короной и воротничком сияла сочная редиска, готовая превратиться в свёклу. Принцесса отодвинулась от него на своём троне, насколько позволил дальний подлокотник, словно почувствовала исходящий от правителя жар.
- И салат! - добавила Настурция. - А может сначала кинем его в ущелье к нашему дракону? Надо же испытать его доблесть.
Рыцарь поднял над головой шлем и отпустил его. Шлем с ожидаемым лязгом и покачиванием перьев точно вернулся на место, что вероятно означало «Всегда готов!».
- А зачем у вашей железной обуви такие вытянутые носки? Выглядит смешно! Очень напоминает башмаки придворных шутов.
- Это традиционная форма защиты у знатных всадников, чтобы легче попадать ногой в стремя. - раздался из прорези шлема бодрый консервированный голос.
- А вытянутым носом кофейника у вас на плечах вы куда собираетесь удобно попасть?
- Это для того, чтобы отклонять прилетающие стрелы противника, наконечники копий и рубящие удары меча. - отважно отбарабанил тот же голос.
- А какой толщины все эти металлические штуки у вас на плечах, на боках?
- Не толще кожуры мандарина, но они выдержали множество славных битв.
- А я тут недавно читала рецепт жаркого… Если успеем вовремя отнять его у дракона, то может прожарка окажется не слишком сухой. Стража! Не забудьте добавить специи!
Рыцарь начал сначала медленно крениться назад, а потом с грохотом упал плашмя.
- Позовите придворного жестянщика! Не хотелось бы, чтобы наш гость испытывал дискомфорт из-за такой досадной мелочи, как его помятый самовар.
Стражники церемониальной залы просунули алебарды под тело крест на крест и вернули гостя в вертикальное положение.
- У нас нет драконов! - поспешил выпалить Веллиципан, едва гость подал признаки сознания.
Рыцарь с жестяным скрежетом повертел головой по сторонам, словно желая убедиться, что он всё ещё там, где находился в предыдущий момент. Затем поклонился, приподнял забрало и полушепотом обратился к ближайшему из вельмож:
- Как на-зы-ва-ет-ся ваше королевство? Я точно попал туда, куда ехал?
- Клумбардия! - подсказал ему голос справа.
- А имя принцессы? - правым уголком губ прошептал рыцарь.
- Нас-тур-ция! - принеслось в правое ухо с шелестом вееров и одеяний.
- Какая ещё Турция? - почти взвизгнул он.
Конструкция из доспехов снова зашаталась и несколько кавалеров бросились к нему, пытаясь угадать направление очередного падения. Не угадал никто. Колени статуи подломились и груда металла сложилась втрое.
- Мне что-то послышалось, или этот странствующий самовар как-то странно произнёс моё имя? Спросите, как он относится к каменистой почве? При засыпании его могилы может получиться музыкальный номер, если бросать камни с нужными промежутками. Концертмейстера сюда!
Король встал и взмахнул платком. Церемониймейстер звучно объявил:
- Приём по непредвиденным причинам прерывается.
Гостя вынесли в соседнюю залу, король и принцесса вышли в сопровождении ближайшего окружения, а остальное пышное собрание незаметно растеклось по закоулкам дворца, оставив тронный зал совершенно пустым.

Тем временем, перед дворцом происходило едва ли менее шумное и интересное действо. Местное население, не занятое неотложными базарными делами, столпилось около коня и мешковатого конюха, который зорко следил не только за конём, но и за вверенным ему вооружением. Вторая лошадь была привязана поодаль, но было очевидно, что ни она сама, ни пожитки, навьюченные позади седла не вызывали интереса окружающих. По этой причине смотритель близ благородного животного в красивой сбруе только изредка покачивал древком копья, направленного в сторону облаков, тем самым не позволяя прижать себя к лошади окончательно. Рассматривавших коня, седло и уздечку было не очень много, но напиравшие сзади любопытные всё же постоянно сужали круг стоящих впереди.
- Дайте-ка я рассмотрю этого чужестранца поближе! - протиснулась через ряды зевак пухленькая светловолосая селянка в пышной юбке и платке.
Стоит, пожалуй, отметить, что её пухлость скорее была сродни ровности, умеренной мягкости, а видимую округлость ей придавали одежды. Будь она хоть на полголовы повыше — вряд ли бы кто вообще одарил её лишними эпитетами. В остальном она выглядела даже приятно. Может благодаря её настойчивости, или энергии, или она была известна собравшимся, но круг расступился и пропустил заводную любопытную особу.
- Чужестранец, как чужестранец, ничего особенного. - отозвался подвязанный верёвкой оруженосец, сдерживая за уздечку коня, косившего глазом на толпу и немного нервничавшего от такого плотного окружения.
- Да я о нём! - протягивая руку к гриве, пропела селянка.
- Осторожнее! Он кусает незнакомых.
Веселушка отпрыгнула за спину коневода, на что тот невозмутимо достал из поясного мешка яблоко, с хрустом откусил и ответил:
- А с той стороны он машет хвостом и лягается.
Конь уловил взглядом перемещение шумной зрительницы за спину своего знакомого поводыря и не замедлил подтвердить одно из озвученных предупреждений. Расчесанный хвост опоясал румяное лицо и его обладательница живо заняла среднюю позицию между опасностью быть укушенной и лягнутой.
- Теперь не дотянется! - гордо и с хитрецой проверещала она.
- Он — нет. Но разве я говорил, что на этом риски заканчиваются?
Розоватая игривая луна посмотрела на произнесшего эти слова и тут же подпрыгнула на месте с почти соловьиной трелью в голосе. Причиной тому была свободная от яблока рука, которая благодаря складкам мешковатых одеяний, незаметно, но чувствительно ущипнула её пониже поясницы.
- Каков смельчак! - выдохнула она, подбоченясь, уже на тональности контральто. - А по виду тюфяк-тюфяком, сонный, как сурок!
Видя, что реакция окружающих как-то недостаточна, она облизнулась, обвела соплеменников глазами и толкнула бедром оруженосца. Тот, не ожидая такого абордажного манёвра, толкнул коня, конь подвинулся и выгнул шею, чтобы найти причину возмущения спокойствия.
- И зачем вы к нам прибыли, такие богатые и скучные?
- Взглянуть на вашу принцессу.
- Ах, вот оно что! Так могли бы далеко не ходить и не тратить время. И давно вы уже тут?
- Да вот, приехали только к полудню.
- А ваш, значит, хозяин, уже во дворце? Ну, там ему не дадут соскучиться. И хорош собой?
- Принцев не видала что ли! А как ваша?
- Принцесса? Да посмотри на коняжку! Разница совсем не большая.
- Да ладно! Неужели? Уже хочется взглянуть даже!
- Вот уж ничего интересного! Запасайтесь овсом и ковригами и скачите дальше!
- Непременно! Только дождусь хозяина.
- Какой послушный! - пропела пышечка. - Я б с таким и сама ускакала!
- Так в чём дело? Сейчас присмотрим тебе четвероногого друга с седлом и вперёд!
- Так скоро? Ишь-ты какой!
- А чего долго думать! - оживился конюх, обхватывая собеседницу за тот ярус, где природа определила быть талии, но в этом случае была более снисходительна.
- А-ах! - высоко взвизгнула та, описав рукой полукруг для оплеухи, но попала по лошадиным губам. Расчесанный хвост повторил своё движение и ехидная луна снова скрылась за хлёсткой волной конского волоса.
- На, успокойся, кусни яблочка! - донеслось до неё сквозь хвост, который совсем не сразу отхлынул в исходное положение.
- Одним яблочком такого не успокоишь! Ему их корзину надо!
- Вообще-то я тебе его предлагал.
Толпа хохотнула, а в глазах спорщицы вспыхнуло пламя ревности. По всему было видно, что мастерица язвительных замечаний и острот почуяла достойного соперника, на стороне которого было ещё и непробиваемое спокойствие.
- Посидеть бы на таком! - мечтательно возведя глаза к небу, произнесла она.
- Не знаю наверняка, кого вы имели в виду на этот раз, но посидеть на лошадке — не вижу препятствий.
Полукруг свидетелей битвы острословов повалилось от смеха и расширилось настолько, что теперь и горизонтальное положение копья не грозило прервать веселье нечаянным ранением.
Острячка же, не желая уступать и готовая идти до конца, сделала шаг вперёд, приподняла передний край юбки и подала правую ногу в сторону стремени.
- Тут у ворот кадушка есть, если что! Можно подставить! - раздалось из толпы утирающих слёзы зрителей, готовых к новому акту бесплатной комедии.
- К колодцу её веди! Там колодезным рычагом поднимем! - подали ещё один совет.
Однако, неожиданное согласие на исполнение желания отвлекло её от разноголосых колких замечаний.
Не дожидаясь ещё более смелых или обидных острот, конюх хлопнул коня позади седла и тот послушно опустил круп, почти присев на задние ноги. В одно мгновение нога веселушки оказалась в стремени, под левую ногу скользнула быстрая рука, раздался второй хлопок по лошадиному боку и сильное плечо придало такое ускорение вверх мягкому месту и всему прилагающемуся, что пока конь вернулся в своё исходное положение, розовый упитанный жаворонок ещё только начал со своей птичьей песней опускаться в седло.
- Ну, как? - спросил её снизу голос.
- Какая грива! Какие ушки! - доносилось мелодичное щебетание из седла.
Окружающие, которым более чем хватало роли зрителей, улыбались во всю возможную ширь, любуясь новой картине и пока не находя ей подходящих слов. Несколько мгновений спустя они нашлись, и, к счастью, не слишком персонального свойства, потому что всадница уже не опиралась на стремена, до которых то ли не дотягивалась, то ли просто потеряла их при неожиданном взлёте.
- Посмотрите на коня! Он тут последний, кто пребывает в недоумении от происходящего.
- Копьё ей для полноты картины!
- Прокати её!
На последнее предложение оруженосец обернулся, ища взглядом автора, но потом посмотрел на коня. Тот свои животным чутьём повернулся на вопросительный взгляд и издал короткое непереводимое ржание.
- А и прокачу! - таким удалым голосом прозвучало в ответ.
Всадница схватилась за передок седла. Возражение встало поперёк горла, копьё легло поперёк конской гривы, в свободное стремя влетела нога оруженосца и вот он уже за её спиной, а руки с копьём натягивают уздечку.
При виде этого движения, за которым могло последовать только движение коня вперёд, толпа инстинктивно расступилась, освобождая путь, а боевой конь, не чувствуя разницы в весе между вооруженным рыцарем в латах и парой более лёгких седоков, рванул вперёд, оставляя позади только восторженные возгласы и облачка пыли.
- Куда ты! Куда мы! Куда ты скачешь?! - сквозь стук копыт и встречный ветер свиристелем заливалась спутница, хватаясь то за седло, то за гриву, то за копьё.
- Навстречу твоему счастью!
- Куда-а?!
Всадник не старался быть многословным, а тем временем они уже порядочно отъехали от стен города, выехали на равнину и не было признаков, что в планы всадника входила остановка или возвращение.
- Куда мы скачем?! - снова собрав все силы в голос, спросила его попутчица у встречного ветра. Платок давно слетел с её головы, а лицо всадника на скаку омывали её золотистые волосы.
- Мы скачем в прекрасное будущее! Э-ей!!! - воскликнул он и через ещё десяток саженей умерил скорость.
Воспользовавшись этим, почти-по-своей-воле-наездница попыталась обернуться и спросить что-то ещё, но попалась в бережные, но тугие объятия, а новый вопрос заглушил бесконечно долгий поцелуй. Прервался он только тогда, когда обессиленные руки повисли вниз, а розовое округлое личико залилось пунцовым румянцем до кончиков ушей. Теперь они ехали уже шагом.
- Я… Ты меня…
- Да ладно уже искать глупые слова благодарности! Какая разница, одно королевство или другое? Не прогадаешь! Ты мне правда понравилась. Поехали! Как тебя зовут?
- Не скажу. - надулась собеседница.
- Это мне тоже нравится! Значит, я тебе не нравлюсь. Да? Но если бы я совсем не нравился, то ты бы сейчас отвернулась, если уж не можешь соскочить с коня.
Он ещё раз взглянул ей прямо в глаза. Какая-то неподдающаяся пониманию череда чувств отразилась в них, то ли поиск ответа на нравится-не нравится, то ли переполнение впечатлениями и неожиданное предложение…
Отсутствие признаков однозначного отказа стало причиной второго поцелуя, не менее долгого, но более чувственного и теперь уже более обоюдного. Закончился он почти одновременно с тем, как смолкло цоканье копыт. Под развесистым дубом, вросшем корнями в невысокую одинокую скалу, дымился обложенный камнями очаг.
- Мы здесь остановимся?
- А почему нет?
- Ты в самом деле похитил меня, чтобы забрать с собой?
- Я? В самом деле. А что не так? Неужели в вашем королевстве это не принято?
Последовало несколько мгновений молчания.
- Ну, вот. Взаимопонимание уже не за горами. - ответил сам себе всадник в отсутствии возражений, и направился к куче веток, которые были явно припасены для очага.
Свежепохищенная в ожидании счастья присела у очага, раз уж путь до счастья не было возможности преодолеть без привала и погрузилась в раздумье.
- Да не переживай и не принимай близко к сердцу! Я же не разбойник. Или тебе по вкусу больше разбойники? И не стоит так надувать губки, а то комары налетят на вкусное.
Пленница, если допустить что она сама считала себя таковой, подобрала ветку рядом с собой, сломала и сердито бросила в очаг.
- Это уже лучше! Уже первый полезный вклад в совместное благо!
На это замечание госпожа Молчаливое Несогласие только фыркнула и попробовала уделить внимание платью, складки которого были изрядно потревожены скачкой.
Похититель, который по одному ему понятным причинам, кажется не считал себя похитителем, подбросил на угли большую охапку веток, подошел ближе и предложил руку, чтобы помочь подняться.
- Пока не разгорится — будет дымить. Предлагаю прогуляться. Заодно лошадку надо напоить.
С некоторой неохотой и задумчивостью предложение было принято. Они дошли с конём до спокойного заросшего травой ручья, подождали, пока он утолит потребность во влаге и вернулись к дубу. Задумчивость медленно испарялась с лица пленницы и она уже тайком бросала взгляды на своего похитителя. Заметив эту перемену в её лице, тот решил развеять остатки недоверия или настороженности.
- Если ужин вас не развеселит, то чем ещё я мог бы утешить вас?
- А что у нас на ужин? Жареные желуди?
- Нет. Ужин у нас ожидается вполне человеческий, но его придётся ещё немного подождать, пока он нас нагонит.
- А чем вы собирались меня утешить?
- Тут сложнее… Ну, если я не нравлюсь, то могу предложить выйти замуж за нашего принца. Как такое предложение? Перспективы и всё такое.
- За кого?
- За принца, за нашего. Вон, кажется, он и скачет там вдали.
По дороге размеренной рысью приближался всадник. Усталое солнце золотило своими лучами его доспехи, на шлеме развевались перья, а плащ… Плащ за его плечами развевался как язычок пламени. Больше сказать было нечего. Картина была прекрасна!
Едва он приблизился на расстояние, с которого различим уверенный голос, его встретило приветствие оруженосца:
- О, мой повелитель! Прости мне дерзость, по которой я воспользовался конём Вашего Высочества! Я в глубочайшем раскаянии!
Подъехавший всадник повернул коня боком и остановился, не произнося ни слов прощения, ни приговора.
Оруженосец подошел к коню и принял в руки уздечку. Принц, лязгнув доспехами, сошел с коня и передал оруженосцу шлем, принятый им с поклоном. Оруженосец ещё что-то пробормотал неразличимое, в ответ на что принц потрепал его рукой по плечу и сам начал отвязывать мешок от седла.
Рассмотрение предложенного принца взамен жениха-похитителя произвело трогательную перемену в лице невесты-пленницы. Бравый рыцарь с торчащими в стороны усами уронил её сердце в самые пятки, а тело — в проворные руки оруженосца, поспешившего поймать девицу, чей рассудок не выдержал двух предложений руки и сердца в один день. Уложив её на походный коврик, повелитель и его спутник по странствиям и приключениям продолжили негромкий разговор.
- Как прошло при дворце?
- Форменный цирк и представление.
- А ещё оставлена возможность посетить это королевство без упрёков и воспоминаний?
- Без меня — сколько будет угодно вашей милости!
- Понятно. А каков двор, король, принцесса?
- Чтоб я был незаконнорожденным сыном свинопаса!
- Довольно об этом. Всё прекрасно! Прокати девушку до нашего дворца и играй свою роль до конца, пока я не вернусь, если я не передумаю.
- Не следует ли мне знать ваши сомнения и что опасаетесь передумать?
- Как ты мог такое подумать! Я размышлял о разумности такого шага, как самому посетить только что покинутый город.
- Неужели там осталось что-то ещё, что может быть интересно или полезно? Ой!.. Взгляните! Кто-то скачет ещё! Да их несколько!
- Отведи моего коня в тень дуба, за камень, и отнеси туда же нашу спутницу. Я поговорю с ними.
- Будет исполнено!
Исполнить приказанное было делом менее одной минуты. Оруженосец развязал на шее узел своей накидки, бросил её к очагу и встретил четырёх всадников в дорожном, но опрятном и искусно украшенном камзоле.
- Кто ты, путник, и куда направляешься?
- Принц королевства Трёх Снежных Гор. Следую ко двору короля Виллеципана. Долго ли мне ещё быть в пути?
- Наше почтение, Ваше Высочество! Ваша цель всего за двумя холмами, а мы в погоне за похитителем. Не встретился ли вам кто сегодня?
- Да, если это можно назвать «встретился». Всадник не представился, не остановился и не снизошел до разговора.
- Он был один?
- Нет. Мне не удалось рассмотреть, но, кажется, на лошади было двое.
Всадники задумались, искоса изучая отделку сбруи лошади принца каких-то там Трёх Гор.
- А куда поскакал этот неразговорчивый всадник?
- Да прямо по дороге.
Четверо преследователей переглянулись и один из них, видимо старший, махнул остальным рукой в сторону дороги. Двенадцать копыт рванулись в указанном направлении и вскоре стихли вдали. Четвёртый спешился и приблизился к принцу.
- В чем же причина такой погони? Что увёз с собой дерзкий похититель?
- Принцессу.
- Да ну!
Всадник оглянулся, и хотя трудно было заподозрить его в том, что он опасался подслушивания, негромко поведал:
- Между нами говоря, наша принцесса, не говоря уже о всей семейке, та ещё радость для нас, охраны. Уже не первый раз приезжают разные особы, а принцесса и не собирается никуда замуж вообще. Возможно и вам это было бы полезно знать. Это всё спектакль сплошной. Вместо принцессы вас встретит крайне невоспитанная артистка. И король никак не может с этим справиться.
- Да что вы! Не может быть!
- Так и есть! Поэтому все и разъезжаются восвояси.
- Поверить не могу!
- И это бы пол-беды! Сама принцесса постоянно переодевается и убегает из дворца. И вот сегодня мы не можем её совсем найти, а жители рассказали, что какую-то девчонку увёз из города всадник в простой одежде, но на дорогом коне. Конь, тем же свидетельствам, принадлежал принцу, находившемуся в тот момент на приёме в тронном зале.
- Не скучно у вас!
- Кислая улыбка застыла на лице собеседника и по всему было видно, что он предпочел бы продолжить погоню.
Они с учтивым поклоном расстались и всадник ускакал. Принц снова водрузил на себя накидку и плотно запахнув её, отправился к обратной стороне скалы. У входа в неглубокую пещеру его встретили двое.
- Выходите. Разбойники ускакали.
- Вы будете представлены к награде! - возвестил принц в доспехах.
Его спутница отпустила железный локоть, ещё раз посмотрела на ершистые усы, поморщилась и решительно вышла из пещеры.
- Мы правда в безопасности?
- В полнейшей! - ответил ей принц без доспехов.
- Как вам только удалось с ними договориться, что они не тронули и ускакали!
- А у меня ничего не было для грабежа.
- А я чуть не упала в обморок от страха.
- Неужели? Второй раз за день?
- Уж простите. Такой день…
Она еще раз обернулась на усатого принца, но вернулась к похитителю, и, вглядываясь в его улыбающиеся глаза, тихо произнесла:
- Я согласна.
- И не пожалеете о своём выборе?
- Надеюсь.
Она прильнула к его груди, потом провела руками по его плечам и сомкнула их на его шее, заставив пригнуться к ней. В ухо принца зашуршал горячий шепот:
- Ну, что же делать, если мне так не повезло с вашим принцем... И ещё эти усы…
- Да нет у нашего принца усов. Это я принц. - сказал похититель, улыбаясь и растягивая узел накидки, обнажая воротник камзола.
Влажные влажные глаза, встретившиеся с его взглядом, осветились улыбкой, потом снова прикрылись и принц подхватил златовласку на руки.
- Надо же, третий раз за день! Всегда хотел себе такую впечатлительную спутницу!
Опубликовано: 16/04/24, 21:14 | mod 16/04/24, 21:14 | Просмотров: 46 | Комментариев: 5 | audio
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (5):   

Интересная сказка:) С юмором написано, мне это нравится:)))
Виктория_Соловьёва   (17/04/24 06:50)    

Благодарю. Следующее будет серьёзное, по мотивам
SmorodinovyMors   (17/04/24 08:11)    

Угрожаете или анонсируете?))))
Виктория_Соловьёва   (17/04/24 08:14)    

Если и анонс, то адресный в данном случае ) У меня разные тексты. А можно и официально анонсировать? Почему- думалось, что это привилегия. Я тут новичок.
SmorodinovyMors   (17/04/24 08:24)    

Когда Вы новую работу опубликуете, сразу под публикацией есть кнопочки. Они все рабочие. Так вот там среди них есть кнопочка "Добавить в анонсы" Можете свой материал смело добавлять, если у вас на счету есть баллы. Баллы можно посмотреть у себя в каюте в правом меню. Жмёте, отдаёте свои кровные и вуаля - анонс на главной странице есть!))) Можно анонсировать не только своё, а и работу, кторая Вам понравилась или можно её предложить в рекомендованные или порекомендовать в ВК. Это всё есть в нижнем меню, сразу под любой публикацией.
Вы активны на сайте, я думаю, что у вас есть баллы для анонсирования)))
Виктория_Соловьёва   (17/04/24 08:34)