Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
[ свернуть / развернуть всё ]
Аламор   (Al-a-more)  
Это был прохладный осенний вечер. Я, как обычно, отработал свою восьмичасовую смену и уже собирался уходить, как вдруг меня у самой двери окрикнул один из знакомых дежурных.

– Эй, Аламоров! Не знаю, что ты там натворил, но Лидия попросила передать, что начальник срочно хочет тебя видеть.

– Саня, у меня есть имя, и меня бесит, когда без повода меня зовут по фамилии. Я же не зову тебя Батонов?

– Да ладно, Гриша! Я же не специально. Уж больно необычная у тебя фамилия. Ты точно русский?

– Точнее не бывает. До встречи, – сказал я и, нехотя развернувшись, побрёл обратно в офис.

Меня беспокоили слова Сани. Если Сергей Владимирович вызывает в конце смены, то это не к добру. Я проработал в компании грузоперевозок уже полгода, но это моя вторая личная встреча с ним. И обычно подобные вызовы заканчивались увольнениями или лишением премии на месяц. В любом случае, я не горел желанием потерять свою первую работу.

Проходя мимо лестницы, я встретился глазами с сочувствующими взглядами коллег. Поприветствовав их кивком головы, я открыл заветную дверь и прошёл в просторный кабинет. Сергей Владимирович ждал меня в своём фирменном кресле из кожи какого-то животного. Небрежным взмахом руки он указал на более простое кресло напротив его массивного стола. Пока я шёл к нему, я успел разглядеть огромный аквариум, заполненный редкими, блестящими рыбками. Он занимал чуть ли не половину стены и создавал впечатление, что кабинет намного больше, чем кажется.

– Итак, молодой человек, наверное, для вас не секрет, что мы на грани разорения, – сказал Сергей Владимирович, когда я аккуратно присел в кресло.

Он почесал свою лысеющую голову и, не сводя с меня холодного взгляда, продолжил:

– Нашей компании нужно пополнить бюджет, закупить новое оборудование, починить ангар и многое другое. Нам не выгодно содержать столь большое количество сотрудников, ведь кто-то работает по двенадцать часов и успевает перевыполнить норму, а кто-то уходит сразу. Вы понимаете?

– Да.

Мне стало как-то не по себе. Я всегда работал ровно по восемь часов и смеялся над трудоголиками, которые вкалывают по двенадцать, а сейчас мне почти прямо говорят, что собираются уволить за то, что я работаю минимальную смену!

– Послушайте, Сергей Владимирович, мне очень нужна эта работа. Я согласен работать двенадцать часов, только не увольняйте! – взмолился я.

Но тут же стушевался под строгим взглядом начальника. Его холодные глаза могли бы заморозить лаву в вулкане, не то что обычного парня, работающего водителем грузовика.

– Хорошо. Выполни ещё два заказа, и на сегодня с тебя хватит. Завтра начнёшь работать в полную смену, и, может быть, твоё имя будет последним в списке на увольнение.

– Я вас понял, спасибо, – сказал я, вскакивая с кресла и, с облегчением выдохнув, отправился к выходу.

Выйдя из кабинета, я еле унял дрожь в коленях и, нетвёрдой походкой пройдя входную дверь, вышел из офиса и направился на стоянку. Там меня ждал мой грузовик, с довольно запоминающимся номером 999. Он уже был забит под завязку, и я, достав ключи, залез в холодную кабину. Видимо, Сергей Владимирович заранее знал, что я не смогу отказать, и велел заполнить мой грузовик очередным хламом.

«Надо было прогреть двигатели, но я же не знал, что сегодня ещё будет работа», – подумал я, включая зажигание. Я успел отъехать на пятьсот метров от офиса, и только когда выехал на шоссе, вспомнил про первый заказ.

Итак, первый заказ. О, чёрт! Я же забыл спросить пункт назначения. Достав мобильник правой рукой, я начал набирать телефон нашей фирмы, стараясь не отвлекаться от дороги. Ответили быстро и лаконично. Выдав ещё пару комплиментов в адрес моей невнимательности, усталый диспетчер сообщил улицу и дом, куда нужно доставить груз. Я удивился, узнав, что всё это время ехал по нужной дороге и, окрылённый столь удачным стечением обстоятельств, разогнал свой грузовичок почти до предела. Шоссе было пустым, а редкие автомобили были отлично видны в наступивших сумерках из-за своих ярких фар. Так почему бы не сэкономить время?

Это была моя самая большая ошибка. Через грязное лобовое стекло я увидел, что через сотню метров есть пешеходный переход, который пересекала довольно большая группа людей. Попытавшись затормозить, я понял, что не успеваю, ведь разогнавшемуся до предела грузовику на скользкой дороге будет довольно сложно остановиться. Героизма во мне не было ни грамма, только холодный расчёт. Одна своя жизнь или десяток чужих? Я, не задумываясь, крутанул руль вправо, и мир завертелся, как юла. Грузовик под оглушительный скрежет металла перевернулся пару раз и, не доехав до перехода, влетел в недостроенное заграждение новостройки. Последнее, что я увидел, был кусок арматуры, торчащий из моей грудной клетки.

…Мне не было больно. Мне не было страшно. Я просто не мог чувствовать эмоции. То, что я считал столь простым, оказалось мне не подвластно. Безразличие ко всему, даже к своей жизни, окутало меня полностью. Оно поглощало моё слабое сознание, как паук, высасывающий все соки из своей жертвы, запутавшейся в паутине. И, как та жертва, избежать этого я не мог. Однако я начал ощущать нечто иное. Сильное желание жить пробивалось из глубин моей угасающей души. Но это было не моё желание. Я явно ощущал, что кто-то буквально заставлял меня сопротивляться тьме, что поглощала меня. На мгновение в моей голове появилась мысль, что я не умру так просто, что я еще могу выжить. Что мне не конец. Желание жить разгоралось во мне с каждой секундой, и тьма, что пыталась меня поглотить, отступила, теперь я сам цеплялся за неё, отрывая по кусочку. Обмен ролями был внезапен и приятен. Я понял, что это не конец. Моя жизнь не угаснет. Я начал ощущать себя чем-то большим, чем сгустком мыслей и эмоций. Я – Григорий Аламоров, и я не сдамся так просто!

– Да неужели?

Я услышал голос. В полной темноте и пустоте, где я боролся со своей смертью, начало ощущаться нечто новое. Я не мог видеть источник этого голоса, однако я чувствовал, что он не принадлежит тому, что пыталось поглотить меня. Кто же говорит со мной?

– Вы называете нас дьяволами. Теперь понял? Но, боюсь, диалог у нас не выйдет, если ты и дальше будешь в форме духа. Сейчас я это исправлю.

Ощущение было не из приятных. Моё бедное сознание разрывалось на кусочки и склеивалось вновь. Как будто ребёнок разбирал и собирал конструктор по частям, так и меня собирали буквально из ничего. Ощущение тела вновь появилось, и я даже смог пошевелить своими пальцами ног, однако на этом мои успехи закончились.

– Не торопись. Я только начал. Ты будешь создан заново, и сможешь прожить жизнь, принеся больше пользы, чем обычные смертные.

Я наконец-то смог пошевелить губами и попытался задать интересующий меня вопрос, но вместо этого выдавил лишь слабый хрип.

– Я-ха-ха-ха-хах! Кто же пытается говорить без лёгких? Ты ещё не готов.

Демон, собиравший меня по кусочкам, засмеялся, как гиена, и продолжил своё тёмное дело. Вскоре я смог поднять созданные веки и увидел это. Я не был очень религиозен и не слишком верил в Бога, однако, когда я взглянул на чудовище, сидящее напротив меня, я почувствовал сильное желание зайти в храм и помолиться. Единственное слово, которое приходило мне на ум при виде этого урода – чёрт. На его голове было два больших кривых рога, руки, как и ноги, были покрыты серой шерстью, а его глаза были точь-в-точь, как у козы, и смотрели в разные стороны. Одет он был в белую рубашку с порванными рукавами и чёрные шорты. Обуви он не носил, что и не удивительно – при таких когтистых лапах.

– Что ты за хрень? – спросил я, глядя на нечистого сверху вниз.

– Как я уже говорил, я дьявол, а зовут меня Макара. Ты смог противостоять моим Искателям и даже ранил одного. Это очень сложно, ведь души умерших людей обычно не оказывают сопротивления. Именно поэтому я дал тебе второй шанс, – демон почесал свой облезший серый нос и продолжил. – Ты заменишь Искателя, который был ранен тобой, и будешь собирать для меня души умирающих людей.

***

Кадмиэль стоял на холодной тёмной улице и смотрел на свою правую руку. Рука как рука, что на неё смотреть? Кадмиэль было подумал, что ему привиделось, но тут опять, буквально под кожей, прошла тёмная волна, окрасившая вены в чёрный цвет, после чего видение исчезло, и он снова смотрел на обычную, слегка бледную руку.

– Вот незадача. Это уже пятый раз за день. Сколько же тут демонов? Пять, семь? И среди них даже есть один известный дьявол…

Кадмиэль был удивлён. На его памяти так открыто тёмные ещё никогда не действовали. Уже только за этот вечер пятнадцать невинных смертных стали жертвами тварей из ада. Кадмиэль чувствовал, что скоро он встретится с источником всех проблем. Перейдя на быстрый шаг, он приблизился к бару, откуда выходила большая компания весёлых парней. Среди них он заметил одного, выделяющегося из остальной толпы. Его глаза были неестественно красные, кожа была бледна, как мука, а волосы еле заметно шевелились. Пропустив толпу мимо себя, Кадмиэль развернулся и последовал за ними. Среди них был необычный человек. Кадмиэль всегда читал людей как открытые книги, но этот парень был особенным. От него тянуло демонической энергией и жаждой крови. Вдруг он замедлился и, отстав от группы, поравнялся с Кадмиэлем.

– Не стоило тебе сюда приходить, ангел, — прохрипел красноглазый, глядя Кадмиэлю в лицо. – Если ты нападёшь, то я убью как минимум пятерых человек, прежде чем умру. Расставь правильные приоритеты.

– Ты ещё один прислужник Макары? Оставь этих смертных, и я замолвлю за тебя словечко перед Страшным судом.

Кадмиэль не собирался сражаться в такой близости от смертных, ведь они могли пострадать, если бы ангел использовал всю свою силу. И красноглазый Искатель прекрасно это понимал.

– Мирного решения не будет, мы оба это понимаем, – сказал красноглазый, когда толпа остановилась у перехода. – Но я ещё не опробовал всю силу, которой меня наградил господин, и потому давай поступим так: я заберу душу первого встречного человека, оставив этих в покое, а ты не станешь преследовать меня. Идёт?

Кадмиэль был в замешательстве. Если он согласится, то спасёт десяток жизней, однако цена за них будет уплачена другим бедолагой. Если же откажется, придётся сразить Искателя, что невозможно сделать без жертв простых людей, идущих впереди.

– Я согласен, – выбрав меньшее из двух зол, Кадмиэль, стиснув зубы, был вынужден уступить коварному демону. Красноглазый выглядел довольным. Повернув голову, он смотрел куда-то влево, вдоль дороги.

– А вот и первый встречный, – сказав это, Искатель исчез из материального мира, перейдя в форму духа. Кадмиэль пригляделся и увидел несущийся на огромной скорости грузовик. Зрение ангела было куда лучше, чем у простых смертных, которые в наступивших сумерках не могли видеть приближающуюся опасность. Кадмиэль уже почувствовал, как этот десяток жизней умирает под колёсами бездушной машины, но вдруг – грузовик резко развернулся и, перевернувшись пару раз, влетел в забор здания, находящегося рядом с баром. Люди, не успевшие перейти дорогу, повернулись к источнику шума. Кто-то продолжил свой путь, кто-то начал звонить в службу спасения и скорую, один лишь Кадмиэль стоял на дороге, как вкопанный. Он чувствовал последние эмоции угасающей души водителя, который спас этих людей, ценою своей жизни. Эта слегка серая, но всё же светлая душа устремилась вверх, в рай, но тут чёрные, как мазут, щупальца Искателя схватили душу. Они начали обвивать её, погружая во тьму, желая поглотить. Кадмиэль не мог допустить этого. Этот человек не заслуживал такой участи. Кадмиэль использовал все свои духовные силы, чтобы сдержать демона, но у него не вышло. Злая аура Макары защищала Искателя от света Кадмиэля. Тогда ангел послал свои силы на то, чтобы даровать человеческой душе надежду на спасение. И это сработало! Душа простого человека смогла остановить тьму Искателя и продолжала бороться. Но Кадмиэлю не было суждено досмотреть, чем закончится это противостояние. Души человека и Искателя просто исчезли из этого мира, как будто их и не было. Лишь остатки демонической энергии напоминали об их присутствии.

– Проклятый Макара! Тебе не жить, и твоим Искателям тоже! – прорычал Кадмиэль, направившись дальше по улице. В этот холодный вечер дьявол Макара обрёл ещё одного заклятого врага.

***

Отец Иоанн проводил богослужение по расписанию. Старые и убогие шли к нему, чтобы от души помолиться. Если такой умирал во время богослужения, я приходил по его душу. Быть Искателем оказалось чуть интереснее, чем работать в компании грузоперевозок. Суть работы была примерно одинакова. Приходишь, берёшь, доставляешь. Однако в этот раз, вместо груза, я переносил души и доставлял их Макаре. Злобный дьявол не давал мне слишком сложные цели. Хоть старушку, хоть больного – всех слабаков забирал именно я. Было это несложно. Получив новое тело, я сначала обрадовался, затем огорчился, после чего смирился с текущим положением дел. Это тело не могли видеть обычные люди. Хоть я и чувствовал его как старое, однако, при желании, я мог перейти в духовную форму, напоминавшую чёрное облако. Освоиться в этой форме было довольно трудно, но вскоре я справился и с этим.

Сегодня я был в храме Николая Угодника и ждал, зная, что кто-то из прихожан сейчас должен умереть. Спустя два часа службы – какой-то старик схватился за сердце и, захрипев, упал на пол. Именно этого я и ждал. Подлетев к старику, я рассмотрел его слабую душу. Она была очень яркой, и свет, казалось, лился прямо из неё. Таких светлых душ я ещё не видел. Выпустив тёмные щупальца для захвата, я начал методично обвивать светящуюся душу. Этот человек был добр ко всем, всегда ходил на богослужения и даже почти не грешил.

По крайне мере, это всё я почувствовал, поглощая его душу. И тут я задумался. Правильно ли я поступаю? Этот человек прожил хорошую жизнь и был достоин рая, как никто другой, а я решаю его судьбу.

– Ты достоин большего, чем просто быть кормом для дьявола, – сказав это, я отпустил душу, и она, подобно ястребу, вырвавшемуся из клетки, взлетела вверх, в небеса. Это была первая душа, которую я пощадил. Несмотря на то, что дед умер, отец Иоанн не прервал молитву. Он сказал прихожанам:

– Люди! Видели ли вы это? Этот старик был убит ужасной болезнью, имя которой – неверие! Господь дарует нам здоровье, а всех, кто плохо молится, он карает жестоко и стремительно, поэтому не скупитесь, жертвуйте храму ваши деньги, ибо Бог поощряет щедрость.

Сказав это, отец Иоанн дал знак алтарнику, который достал большой поднос и начал проходить вдоль скамей с прихожанами. Кто-то кидал туда мятые бумажки, кто-то мелочь, а одна старая цыганка даже кинула туда своё золотое ожерелье. Закончив сбор, алтарник вышел.

Когда прихожане разошлись, отец Иоанн позвал алтарника, и они начали считать деньги, полученные с верующих.

Алтарник попросил часть денег себе, на что отец Иоанн недовольно ответил:

– Сам выплачивай свой кредит, у меня ещё дача недостроена!

Я, честно говоря, охренел. Такой откровенной лжи я не ожидал.

В этот момент в церковь вошли несколько человек. Всех их я прекрасно знал. Трое Искателей, верных псов Макары, приближались к Иоанну. Отец Иоанн хотел переложить деньги в сумку, но не успел. Его голова была отделена от тела длинным лезвием, выходящим из руки синеглазого Искателя. Алтарник, увидев смерть отца Иоанна, растерялся, но, не успев сообразить, что произошло, был обезглавлен всё тем же лезвием. Когда тело упало на пол, я принял человеческую форму. Игнорируя меня, Искатель с клинком выпустил два чёрных щупальца из руки и поглотил две грязные души.

– Что вы здесь делаете? – поинтересовался я у «коллег».

– Выполняем приказ Макары. Ты облажался, Аламор, – прохрипел синеглазый. – Отпустить столь лакомую душу, почти святого человека – есть истинная глупость. Ты почти не вносил вклад в наше общее дело, а теперь ты по своей воле отпустил жертву. Таких, как ты, называют предателями и относятся соответствующе.

– Гр-р-р-р-р… Не называй меня Аламором. Моё имя – Григорий, даже если я умер, я никогда не приму иного имени.

Искатель перестал улыбаться и помрачнел.

– Господин позволил тебе называться почти как при жизни, а ты противишься даже этому. Верх человеческой неблагодарности. Твои глаза ещё не изменились, значит, тебе не стать полноценным Искателем. Прощай, ничтожество! – сказав это, Искатель метнулся в мою сторону и рубанул клинком наотмашь.

Я увернулся перекатом и решил бежать, но этой затее не суждено было осуществиться. Двое других Искателей прикрыли пути отхода. Единственное, что мне оставалось — сражаться. Я выпустил в противника все десять чёрных щупалец, которые были доступны мне. Больше создать я не мог. Они хоть и были предназначены для сбора душ, но и атаковать ими было можно. Однако мой противник был более опытным Искателем. Он просто разрубил их всех, после чего вновь сократил дистанцию. Его клинок являлся продолжением руки, и состоял примерно из того же тумана, что и щупальце, однако этот гад смог уплотнить его настолько, что разницы с реальным оружием уже не было. Я обратился в тёмное облако, пропустив вертикальный удар Искателя сквозь себя и, материализовавшись за его спиной, пронзил тремя щупальцами его плечо. Резко развернувшись, синеглазый разорвал мои щупальца, как нитки, и полоснул меня по груди. Крови не было, но я ощутимо потерял тёмного тумана, из которого было создано это тело. Искатель, проведя клинком, по инерции открылся, и я было подумал, что это идеальный момент для контратаки, но ошибся. Сильный удар коленом в челюсть откинул меня к стене. Туман продолжил уходить из раны в груди, хоть и в меньшем объёме. Я смог создать лишь одно щупальце. Придав ему форму копья, я максимально уплотнил наконечник.

– Значит, дуэль? Хорошо, – ухмыльнулся синеглазый. Его левая рука свисала безвольным балластом, а из плеча вытекал чёрный туман. Несмотря на повреждение, он и не думал убирать клинок с правой руки.

«Выносливый гад», – подумал я. Встав, я направил острие тёмного копья прямо на Искателя и ринулся вперёд. Сделав выпад, я почти зацепил его шею, однако однорукий увернулся и пронзил меня. Предыдущая рана почти затянулась, но я получил новую. Возможно, даже смертельную. Дым повалил из моей спины и живота, как из трубы.

***

Кадмиэль летел высоко в небе, осматривая местность. Зрение ангела помогало видеть даже мельчайшие камешки на земле, но они не интересовали его. Ангел высматривал следы Искателей, появившихся в этом городе. Тёмные сборщики душ были слишком ненавистны Кадмиэлю, что бы тот мог игнорировать их существование, как это делали другие ангелы. Спустя несколько часов полёта, Кадмиэль заметил ужасающую тёмную ауру Искателя. Спустившись вниз, он обнаружил, что источник тьмы находился прямо в храме, и был не один. Столь мощная тёмная аура скрывала присутствие трёх более слабых тёмных. Кадмиэль почувствовал, что двое из них заняли противоположные концы храма, встав прямо у дверей, в то время как другие находились в центре.

«Это мой шанс», – подумал Кадмиэль. Поскольку рядом людей не находилось, он принял свой истинный облик. Доспехи из чистейшего света появились на Кадмиэле, а крылья стали больше и начали испускать свет. Сконцентрировав этот свет в кулаке, он ударил сквозь дверь и пробил череп Искателя. Тёмный умер, не проронив и слова, просто обратившись в пепел. Кадмиэль открыл дверь и вошёл внутрь. Первое, что он увидел, были два Искателя, сражающиеся друг с другом. Синеглазый резал тёмные щупальца оппонента легко и быстро. Третий Искатель, находившийся в другом конце храма, увлечённо наблюдал за битвой. Они были так поглощены сражением, что сразу не заметили Кадмиэля. Ангел недоумевал – почему Искатели сражаются друг с дружкой? Хотя ему было всё равно, ведь так даже лучше. Когда один из Искателей получил сквозное ранение в тело, ангел резко подлетел и на бреющем полёте оторвал ногу Искателю с клинком. Потерявший конечность тёмный зарычал и упал рядом со своим полуживым противником. Кадмиэль превратил свет на своей руке в двуручный меч и собирался срубить головы обоим Искателям, как вдруг третий Искатель метнулся к Кадмиэлю и остановил меч из света, создав плотное облако тьмы. Ангел, недолго думая, взмахнул крыльями и, рассеяв тьму, ополовинил нечистого. Однако этого хватило, чтобы синеглазый отрастил новую ногу из тёмного тумана и отпрыгнул к стене.

– Отвратный денёк сегодня выдался. Сначала нагоняй от Макары, затем предатель, теперь ещё и ты – ангельское отродье! Как меня всё это достало! – взревел Искатель.
Он был сильнее двух других. Его синие глаза были полны злобы и ненависти ко всему живому. Кадмиэль и раньше встречал синеглазых Искателей. В отличие от красноглазых, эти твари имели очень много тёмной энергии и были элитой среди демонов.

– Этот день станет ещё хуже, если ты не сдашься добровольно, – ангел знал, что Искатель никогда не послушает его, однако Кадмиэль почти всегда давал своим врагам шанс на мирный исход.

– Ха! Засунь свои предложения куда подальше! Я первый помощник Макары, Лорд Реборд! Я разрежу тебя на сотню кусочков и отправлю к господину!

Закончив, Реборд метнулся к Кадмиэлю. Ангел закрылся крыльями от клинка Искателя, но синеглазый не атаковал напрямую, а, прыгнув на крыло, оттолкнулся и, подлетев к потолку, вонзил в него свой чёрный клинок. Ангел расправил крылья и создал из своего света лук. Прицелившись, он выпустил в противника стрелу из чистого света. Реборд выдрал меч из потолка, а вместе с ним и кусок дерева, которым заблокировал атаку ангела. Стрела, способная ранить даже архидемона, была абсолютно бесполезна против неодушевлённых предметов. Искатель оттолкнулся от потолка и полетел вниз. Кадмиэль, развеяв лук, создал щит из света и заблокировал клинок Искателя. Развернувшись, ангел рубанул крылом по синеглазому и отделил его руки от тела. В эту же секунду последовал удар закованной в светящуюся броню ногой, пробивший Искателю бок. Тёмный упал без сил. Туман, что был его плотью, уходил из него очень быстро, ведь рана, нанесённая ангелом, не заживала естественным путём. Последние секунды жизни синеглазый потратил на очень грязные ругательства в адрес Кадмиэля и Господа. Но ангела он уже не интересовал. Кадмиэль подошёл к Искателю, которого победил Реборд.

Он выглядел как обычный человек, но из его тела тоже выходил тёмный туман. Кадмиэль создал двуручный меч света и приставил к горлу Искателя.

– Не пристало ангелу убивать беспомощных, так что сначала ты расскажешь мне, почему сражался с собратьями, – Кадмиэль чувствовал, что Искатель ещё жив и слышит его, хоть и не подаёт виду.

– Они мне не собратья и никогда ими не были. Так, просто ещё одни коллеги. А напали на меня потому, что я отпустил душу старика в рай. Макаре это не понравилось. Вот и всё. Я прожил короткую жизни человека и ещё более короткую жизнь демона. Хотя о своей смерти я не жалею, – Искатель вздохнул. Его лицо было грустным.

– Раз ты раскаиваешься, то я очищу твою душу, и ты будешь допущен к Страшному суду, как обычный смертный. Там и решится твоя судьба.

Кадмиэль занёс меч и отрубил голову Искателю. Он принял смерть без ненависти к своему убийце. Когда его душа вышла из тела, Кадмиэль узнал её. Именно эта душа принадлежала человеку, пожертвовавшему собой ради спасения других.

– Так вот что стало с ним…

Кадмиэль понял, куда переместилась душа, которой он помог противиться красноглазому Искателю. Макара забрал его, сделав новой пешкой. Хотя этот человек, даже будучи нечистым, спас одну жизнь.

Кадмиэль развернулся и, бросив последний взгляд на чёрный пепел, оставшийся после Искателя, направился к выходу из храма. В мире ещё слишком много зла, которое нужно уничтожить, поэтому Кадмиэль торопился. Когда он подошёл к двери, перед ним возникло небольшое чёрное зеркало. Его поверхность замерцала, и, успокоившись, показала не самую приятную рожу.

– Кадмиэль! – из зеркала на ангела смотрел разъяренный Макара. – Не стоило тебе вмешиваться в мои дела! Искатели, как и Жнецы, должны собирать души людей, сохраняя баланс между миром живых и миром мёртвых. Ты не имел права убивать их! – дьявол так выпучил свои козлиные глаза, что казалось, будто они сейчас выпадут из его рогатой головы.

– Меня это не волнует. Они забирали души даже у живых. Это я не могу им позволить. Может меня и осудят, но я не могу стоять в стороне, когда жизни людей в опасности, которую они даже не могут увидеть! – Кадмиэль с размаху ударил по зеркалу, и искривлённая рожа Макары рассыпалась на сотню мелких осколков. Перешагнув порог, Кадмиэль расправил крылья и взлетел, возобновляя поиски нечистых.
Опубликовано: 18/07/22, 15:31 | mod 18/07/22, 15:31 | Просмотров: 49 | Комментариев: 2
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (2):   

Хорошо написано, хоть и нелогично звучит местами. Например, странно слышать проклятия из уст Ангела, даже если они адресованы тёмным силам. Странно, что нечистый смог войти в храм - намоленное место. Странно, что священнослужитель осуждает умершего. В православной вере осуждение - это грех, а у католиков дома для молитв называются по другому.

Не могу сказать, что нравится. Простите, автор...
Туранга   (18/07/22 16:03)    

Спасибо за мнение
Al-a-more   (18/07/22 16:20)