Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Повести » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Алхимик, глава пятая. Неразменная полтина алхимика   (D_Grossteniente_Okku)  
глава 5-я, отдельная. Неразменная полтина алхимика

Как впоследствии мне удалось узнать, Бернард Андреевич родился где-то в северо-латинских землях, ещё в детстве любил пьесы и розыгрыши, в юности
играл в разных уличных спектаклях то Пьеро, то Капитана, то Доктора, но по настоянию отца был отправлен изучать металлургию в университет в
Энтехаузене. Первые курсы он проучился успешно, а затем, поскольку на его пути непреодолимым препятствием легла высшая математика, по совету
старшего преподавателя перевелся на факультет, где изучали синенергию – совмещение энергии слов и мыслей с энергией семи первоэлементов. В меру
скудости своего образования я не смогу объяснить, в чём заключалась суть сей занятной науки, могу только заметить, что для точности знаний
студенты сего факультета изучали ромейский и сарацинский языки. Завершив обучение, Гроглио работал поначалу на железных и серебряных рудниках,
потом то на чугунолитейном заводе – на производстве котлов и пушек, то на кирпичных заводах, где делались материалы для чугунолитейных печей и
формы для отливки тех или иных изделий. Будучи третьим сыном в большой семье, он обговорил, чтобы из наследства ему выдали две с чем-то тысячи
дукатов, а более ему ни табуретки, ни ковра не нужно. Какое-то время после чугунолитейного завода он был каптенармусом и помощником артиллерийского
мастера в армии Лаудена, участвовал в двух или трёх боях, выслужил себе офицерское звание, но военное поприще его не привлекало. Возможность
заниматься наукой затмевала перед ним всё иное. Впрочем, была и ещё одна причина – уже после боёв поссорился он с одним старшим офицером, то
ли подполковником, то ли оберствахтмайстером, и в поединке, не будучи искушённым в фехтовальном искусстве, каким-то сугубо своим приёмом ранил
того офицера, да так, что тот помер на следующий день после поединка. Полковой командир, не желая скандальных разбирательств с роднёй убитого,
записал его умершим от ран, полученных в бою, а Гроглио велел подавать в отставку и покинуть полковые квартиры. Страшно и представить, что могло
случиться с Бернардом Андреевичем, окажись он в руках могущественных родственников убитого. Переезжая с места на место то с бродячими актерами,
то с купцами, он как-то познакомился с председателем нашей Академии наук графиней Бакуниной, и она пригласила его к нам в Лоссенлад. Проведя в
Александрополе около полугода, он отправился и у нас странствовать по стране, пока не осел в усадьбе Владимира Францевича.

** * **

- Хотите самый простой пример совмещения энергий? Сразу предупрежу, тут нужна осторожность - им можно воспользоваться и для корыстных целей.
- Давайте! – я подумал две или три секунды и согласился. Очень уж мне нравилось беседовать с Бернардом Андреевичем, да и не ждал я от
него ничего плохого.
- Держите, - он положил мне в ладонь обыкновенную серебряную полтину с надчеканенной надписью «полугроецъ» и розой на реверсе монеты, и
портретом архиепископа Василия Второго на другой. На буквах «р» и «ц» были заметны царапины. Я внимательно осмотрел монету, взвесил:
- И что?
- Завтра в это же время у вас в лучшем случае будет двадцать полтин в кармане, в худшем – четыре или пять, серебром и медью. Условие – с
раннего утра до семи вечера вы будете ходить по трактирам, лавкам, покупать нужное и ненужное только этой монетой. Это так называемая
неразменная полтина. Приходите, покупаете, берёте сдачу – хоть копейку, хоть две.

Я недоверчиво осмотрел монету ещё раз. Гроглио смотрел на меня с какой-то непонятной усмешкой, и это подтолкнуло меня. В конце концов, монета
как монета, и проверить её можно только опытным путём.

Наутро, благо Владимир Францевич отправил одного из слуг за покупками в город, меня довезли до рыночной площади. Повозка наша остановилась у
лавки, где торговали солью, перцем и разными специями. Вечно хмурый с почти сросшимися воедино седыми бровями Трофимыч долго перебирал мешки
и мешочки, нудно торговался, совал нос куда надо и не надо, лез пальцами, перетирал то одно, то другое. Наконец, всё было отобрано, и торговец,
явный хайнастанец, к удовлетворению Трофимыча, запросил с нас полтора гройца.

- Трофимыч, - не удержался я, - давай я заплачу.
Он одобрительно хмыкнул.

Небрежным движением я достал четыре полтины, положил в медную тарелочку для денег.
- Вах, больше платищь? – хитро улыбнулся мне продавец.
- Да мне разменять бы, - слегка смущенно улыбнулся я. Торговец понимающе кивнул и отсчитал сорок медных алтынников. Я пересчитал – ровно
сорок, положил в специально приготовленный кошелёк. Трофимыч двинулся по рядам дальше со списком, я пошёл в сторону недавно открытой
кофейни «У Янычара», что держал бывший пленный османец. Хорошего кофе с баранками или с халвой можно было там выпить всего за три алтына.

Как только я устроился за столиком, и один из шустрых мальчишек принёс мне чашку кофе и пару свежих бубликов, я полез в кошелёк за оплатой.
Наверное, увидев мои глаза, мальчик подумал, что я или обжёгся горячим напитком, или привык к другому вкусу.
- Чьто-то не так, гаспадин?
- Всё хорошо, обжёгся просто, - не стал я его разочаровывать. – Возьми вот полтину, и два алтына тебе на чай.
- Тридцать пьять на сдачу? – обрадовался он. – Будэт сделано, гаспадин.

Итак, Гроглио действительно дал мне неразменную монету. Я же пересчитывал монеты, что дал мне хайнастанец – сорок алтын, размен с полтины,
все медяки. Тем не менее, вот она, полтина с надписью «полугроецъ» и характерными царапинками на «р» и «ц», я её отдаю семилетнему деловому
османчонку. Значит, с горстью медяков она опять вернётся ко мне. А кофе и свежий хлеб здесь безусловно хороши!
Медяки звякнули вместе с глиняной тарелочкой для сдачи – это придумка хозяина, Ибрагима. Обычно медяки и мелкое серебро переходят из ладони
в ладонь. Сделав пару глотков, я пересчитал монеты – всё правильно, тридцать пять алтын. Достал из кармана и развернул записку, переданную
мне утром от Бернарда Андреевича – он просил меня зайти в аптеку и взять там магния и ещё каких-то химикатов. Заказал ещё чашечку кофе,
отложил теперь ровно три медяка в сторону, остальное ссыпал в кошелёк. Спустя минуту сунул руку – полтина снова на месте! Хитрая какая монета!

В аптеке мне пришлось сделать заказ и ждать его целый час, заплатив в качестве предоплаты два с половиной гройца. Сначала я хотел было
положить и хитрую монету, но вовремя сообразил, что сдачи мне не дадут, а значит, и полтина не вернётся. Сверившись по часам, я отправился
бродить по ближайшим лавочкам. Меня охватил какой-то азарт учёного, проводящего интересный эксперимент. Мимолётно пришла мысль, что
Владимир Францевич наверняка был бы рад такой полтине.

В канцелярской лавке я купил две бутылки чернил, пару тетрадок, литературный журнал «Собеседник» и газету «Энский вестник» - всего на 38 алтын.
Полтина легла на прилавок, но не замедлила вернуться. Поскольку я застрял на пороге, меня окликнули. Тут впервые пришла мне в голову мысль, что
я поступаю бесчестно, проводя эксперимент с такой монетой - ведь ворую у людей их же деньги.
- Извините, мне кажется, я что-то недодал вам, - сказал я вполне культурному на вид торговцу, наверняка вчерашнему студенту. Тот достал ящик, пересчитал деньги.
- Нет, всё правильно, вот ваша полтина, я вам отдал два алтына.
Это меня успокоило, и я продолжил опыты.

Пару раз я покупал у цыган абсолютно ненужные статуэтки, привлекшие меня только своей красивостью – полтина срабатывала безотказно. У
лудильщика-валаха купил несколько заклепок для уздечки, маленькую медную чашку для кофе и ещё пару мелочей – тут совесть опять кольнула меня.
Я попросил его удостовериться, зная, что монета уже опять в кошельке – и снова у него деньги оказались в порядке! Монета вернулась, но убытка продавцу не принесла!

Тут только я вспомнил, что брожу полтора часа, а про аптеку и заказ для Бернарда Андреевича забыл. Вернулся в аптеку, там заплатил во избежание
угрызений совести без этой – в голове толкнулось слово «проклятой» - монеты. Но, подумав, я решительно прогнал его – Гроглио человек учёный, к
бесовщине не имеет отношения, а что монета такая, хм, хитрая – так это явный пример соединения энергий серебра и слова. А серебро, как известно,
нечистому не подвластно. Да и продавцам в тех случаях, когда они проверяли деньги, убытка тоже не было.

С такими мыслями я набрёл на трактир Ираклия Мдивани, известный как «трактир для благородных», где и пару червонцев за вечер можно прогулять.
Заказав половому щи, пару котлет с гречневой кашей и ещё что-то из мцхотийских закусок к графину со столовым вином, при расплате я сунул ему и
хитрую серебряную полтину в добавок к корабельнику, добавив три медяка на чай. Подобострастно улыбаясь, половой в две минуты принёс вино и
все закуски, добавив полкаравая свежевыпеченного хлеба – «это от нас, бэсплатно», предупредив, что щи и котлеты придётся полчаса подождать.
Я достал было газету, но, подумав, отложил. И, запивая пхали вполне вкусным вином, предался своим мыслям и созерцанию. Желание пересчитать
медяки как возникло, так и пропало – в трактире бывают разные посетители, кто-то и заинтересуется «богатым барином». И хоть я не боялся
схватиться с грабителями, чувство осторожности и благоразумие подсказали, что кошельком махать не время. Подумав и прикинув свои доходы от
эксперимента, я решил возвращаться в усадьбу. Искать Трофимыча сейчас было бесполезно – наверняка зашёл к кому-нибудь из знакомых,
вернётся все равно к вечеру, или, если засидится, завтра к утру. Значит, надо найти извозчика и сторговаться с ним – четыре версты для него не
ближний свет, тут копеек в двести дорога в один конец только обойдётся.

- Что-то вы рано, - Гроглио сидел у себя в гостиной и попивал любимый чай.
- Не удержался, надоело, - я достал кошелек и высыпал медь и серебро на стол. Добавил к этому все свои покупки.
- В аптеке ваш заказ без этой хитрой деньги брал. В трактире посидел, в кофейне – съеденного и выпитого не смогу представить. С извозчиком расплачивался тоже без экспериментаторства.
- В аптеке четыре гройца вышло?
- Пять.
- Ну, пусть так. Извозчику гроец с мелочью?
- Девяносто алтын как с куста.
- Ну ладно, - он углубился в подсчёты, махнув рукой на самовар - мол, пейте чай, Иван Палыч. Впрочем, минут через десять подсчёты закончились.
- Поздравляю, Иван Павлович! Четыре гройца! Всего за два с лишним часа - триста двадцать алтын медью и серебром!
- Ну да. Учтите, что почти в два с полтиной мне ранний обед в трактире обошёлся.
- Ну, это мой вам подарок.
- Кстати, я пару раз переспрашивал продавцов, когда уже знал, что монета в кошельке, не облапошил ли их. Они утверждали, что выручка до полушки на месте. Ваша чудесная монетка ещё и им выгоду приносит?
- Такое бывает, это какой-то побочный эффект.
- Может, Владимиру Францевичу подарим вашу полтину?
- Есть у него две таких. Я, собственно, из желания помочь ему пару лет назад три таких штуки сделал. Две ему отдал, одну себе оставил. Но, тут свой нюанс вышел – он так привык, что
до недавнего времени считал, что чуть ли не каждая копейка ему своего двойника оставляет.
- То-есть, у него действительно, согласно пословице, копейка гроец бережёт?

(продолжение см. - http://litgalaktika.ru/publ/57-1-0-10517)
Опубликовано: 31/03/22, 06:43 | mod 05/05/22, 08:00 | Просмотров: 42 | Комментариев: 4
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (4):   

Хорошего кофе с баранками или с халвой можно было там выпить всего за три алтына.  - Денис, наверное,  лучше "хороший кофе... можно выпить..."
Сверившись по часам, я отправился бродить по ближайшим лавочкам. - может быть, лучше "сверившись с часами"?

И хоть я не боялся схватиться с грабителями, чувство осторожности и благоразумие подсказали, что кошельком махать не время.  - вот здесь не совсем поняла: бывает время "махать кошельком"?

В принципе, про "неразменный рубль" понравилось:)  ты как-то по-особенному подал эту легенду про "фармазонский рубль":)  
Немножко путаюсь в твоих фантазиях, придуманных (?) словах, необъятной деятельности твоего главного героя - Гроглио. 
Не совсем поняла, почему у тебя первый абзац пятой главы - полностью был и в четвертой главе тоже.  Потому что это еще черновик?
Наталья_Сафронова   (04/04/22 23:09)    

Cпасибо за поправки, Наташ! Да, конечно - "хороший кофе", часто разговорную речь переносишь на автомате.

С абзацем принцип прост - любая глава начинается с "зацепки" из предыдущей главы, так и мне проще, и читателю. Заодно, дальше в главе про "синенергию" и конкретное её применение идёт, так что предыстория явно не помешает.

Про "кошельком махать не время" - наверно, потом по-другому, более грамотно сформулирую - воры деньги утащат или грабители нападут, придётся в городе задержаться.
Ну, про необъятную деятельность - есть люди, у которых она действительно необъятна. Есть и герои литературные с такой же деятельностью - тот же Шерлок Холмс или граф Монте-Кристо. А потом, обывателю человек с необычной деятельностью и чуть более широким кругом общения всегда кажется этаким необъятным деятелем.
D_Grossteniente_Okku   (04/04/22 23:24)    

Меня, как финансиста, такая возможность сильно пугает - я знаю, что бывает, когда крупные денежные массы ничем не обеспечены. Но написано интересно.)
Туранга   (31/03/22 10:13)    

Настя, это всего лишь частный случай, и промышленное производство подобных неразменных монет вряд ли рентабельно.

рад, что понравилось!
D_Grossteniente_Okku   (31/03/22 11:03)