Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Романы » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Звезда Странника. Орнейские хроники -1 (гл. 9)   (Anna_Iva)  
Огюст притащил тюк с одеждой: рубашка из сурового полотна, черный колет, суконный плащ и шляпа с высокой тульей. Все было впору, однако Арно передернул плечами, привыкая к грубой ткани. Он решил оставить офицерские сапоги, ведь в Ветанге ему придется сесть в седло. Весьма кстати пришелся и бывший при нем пистолет, а главное - запас пуль и пороха. Фамильная шпага с выбитым на щитке эфеса атакующим соколом Брикассов совершенно не годилась для скромного торговца. Цокнув языком, мэтр Огюст предложил взамен кинжал с широким лезвием, но Арно отрицательно покачал головой. Шпага была символом всего, что было ему дорого, призрачной нитью связывая его с уничтоженным родом. Да и во владении кинжалом он наверняка уступал ветангским и иберским разбойникам.

Маго привела их в опрятный домик, где на первом этаже располагалась пекарня ее мужа, а на втором - жилые комнаты. Запах свежеиспеченного хлеба, добротная мебель из потемневшего от времени бука... У очага двое мальчиков лет десяти что-то мастерили из щепок. Арно на миг задумался: мог ли он забыть обо всем и вести такую простую жизнь? Но мысль канула проблеском упавшей звезды.

Хлопотливая Маго, то протиравшая и так до блеска начищенные медные кувшины, то помешивающая в подвешенном над огнем котелке суп из трески, не умолкала ни на миг, делясь последними сплетнями, однако Арно, погруженный в горестные переживания, почти не слышал ее, разве что отметил, что Блез пришелся по душе добросердечной хозяйке и та пристроит его в пекарню.

От ужина он отказался, и теперь сидел у окна, отстраненно глядя на снующих по улочке людей, и виделся себе палым листом, попавшим в бурный поток.

Не сказать, чтобы ему нравились нововведения короля Лодо, однако флота они почти не касались. Когда война закончилась, наступили скучные времена. Патрулирование побережья Галеи и завоеванного Ноорна, мелкие стычки с эйрландскими пиратами, погоня за контрабандистами. В Аридже Арно бывал редко. Его беспокоила увлеченность отца и Мишеля идеями Вермадуа: он сомневался в законности притязаний того на престол, ведь бабка Ренье была лишь кузиной Алеанор Галейской, матери короля Гаспара. И тем более не ожидал, что Ренье решится на мятеж. Хорошо, что мать давно за Пределом. Она уже воссоединилась с мужем и сыновьями, там, за серебряной чертой, пересекающей ночное небо. А у него — другой путь, раз уж Блез успел предупредить его.

Над городом плыл протяжный звук храмового гонга, означающий окончание дня и призывающий вознести вечернюю молитву, когда в дверь постучали; один из мальчиков отворил дверь, и в комнату шагнул усатый коротышка, одетый в полотняные штаны и матросскую блузу. Это и был Фернан по прозвищу Акула. Вникнув в суть дела, он крякнул и дернул себя за ус:

- То ли Нима* вас поцеловала, то ли у самого Странника вы в милости. Мэтр Огюст меня в самый последний миг перехватил. Идем в Кап-Феррет** поутру. Двадцать крон. И то потому, что вы из моряков, месьер, и удачливый.

— Не много ли просишь? — начал было Блез.

— У меня есть деньги, — остановил его Арно, вставая из за стола.

- Вот и лады, только отравляться немедля надобно, а то как бы искать вас не начали, да выход из порта не перекрыли.

Маго засуетилась, собирая в провощенный заплечный мешок немудреную еду: сухари знаменитой бонненской закалки***, изготовленные в пекарне мужа, головку сыра, солонину и две фляжки: с водой и кисловатым красным вином, кровью неприхотливых лоз Боннена.

- На первое время хватит, месьер Арно...

- Маго, да пребудет с тобой и дорогими тебе милость Странника, - с теплотой в голосе сказал Брикасс.

Выйдя наружу, он вдохнул прохладный воздух. Весенние сумерки окутали город; на все еще светлом небе одна за другой проступали звезды.

Роан стоял на пороге.

- Прощай, Блез, - сказал Брикасс, с грустью глядя на старого слугу.

- Прощайте, месьер, - Роан закивал, очерчивая перед ним рассеченный круг. - Прощайте!

Они пришли к дальнему, западному причалу, где был пришвартован парусный десятивесельный баркас. Рыбаки заканчивали погрузку; высокий седобородый мужчина, по видимому - старший, придирчиво наблюдал за тем, как матросы укладывают на корме сети. Фернан обменялся с ним парой фраз, затем обратился к Арно:

- «Фортуната» ждет в условленном месте, месьер. Тьерри со своими ребятами нас доставит.

Старший перевел взгляд на Арно и наклонил голову, приветствуя его. Брикасс помедлив, кивнул в ответ, затем подошел ко краю пирса. Мелкие волны тихо плескали о сваи. Он нашел взглядом мачты «Разящего» и горько улыбнулся: завтра, когда выяснится причина отсутствия лейтенанта Брикасса на борту, даже друзья будут считать его презренным изменником.

- Пожалуйте на корму, - услышал он негромкий голос контрабандиста. - Пора.

Лейтенант оглянулся: рыбаки занимали гребные банки, Тьерри сидел на корме, положив руку на румпель.

Фернан устроился на свернутых сетях. Арно спрыгнул в баркас и спросил, усаживаясь возле контрабандиста:

- Когда думаешь в Кап-Феррет прийти?

- Седмицы три займет, месьер. А может - и раньше, если Нима к нам будет благосклонна — ответил Фернан.

- Отваливай! - скомандовал Тьерри.

Баковый выбрал швартовный канат и отпорным крюком оттолкнул нос баркаса от причала, остальные гребцы разобрали весла и вставили их в уключины. Слабый ветер едва наполнял парус, однако отлив увлекал судно к выходу в открытое море. Весла слаженно, почти без плеска входили в воду. Надвинулась приземистая громада форта. По стене расхаживал часовой. Заметив их, он остановился, и Брикассу показалось, что солдат смотрит прямо на него. Он задержал дыхание: пришел миг узнать, не затеяла ли Судьба-Ананк игру с ничтожным смертным. Но часовой лишь молча проводил их взглядом.

Как только они обогнули мыс Алерон, ветер усилился, и баркас резво заскользил по волнам. Тьерри правил на запад, где на горизонте еще горела алая полоска заката. Боннен отступал назад, сливался с темно-лиловыми тенями ночи и сам становился тенью.

* Нима - покровительница моряков, в нее верят на севере Орнея и в Эйре, напоминает земную русалку.

** рыбацкая деревня и порт в одноименной бухте на северо-западе Ветанга

*** тройной закалки. Закалка сухаря - уже подсушеный около пяти суток на воздухе хлеб (сухарь простой) - помещали на специальных лотках в раскаленную печь и получали сухарь двойной закалки, потом сухарь "досушивали" пару суток и еще раз калили в печи - тройная закалка .

***

«Фортуната» оказалась иберской забарой*. Корабль был спрятан в четырех лигах от Боннена; место стоянки Фернан выбрал идеальное. Скалы закрывали бухту с моря. Капитан более-менее крупного корабля десять раз подумал бы, прежде чем соваться в узкий и извилистый проход. А прибрежная горная гряда делала труднодоступным путь по суше. На берегу была сооружена хижина; ручей, сбегающий с утесов, служил источником пресной воды.

Дальнейший процесс доставки товаров был превосходно отлажен: в бухту приходил баркас Тьерри, возможно - и других рыбаков. А судя по следам копыт на песке, через горы вели тайные тропы.

Брикасс насчитал шесть двенадцатифунтовых пушек на палубе и два фальконета на корме — неплохо для контрабандиста! Уж не промышляет ли капитан попутно разбоем? Ну а ему-то теперь что за беда? Разве он все еще офицер на королевской службе, чей долг преследовать таких, как Фернан? Арно сжал губы, подавляя вздох.

В команде были тридцать неразговорчивых матросов и помощник капитана - одноглазый Виттор. Появления Брикасса они встретили настороженно. Недовольно зыркающий единственным глазом Виттор отвел ему закуток рядом с капитанской каютой, пропахший невообразимой смесью немытых тел, прогорклого жира и стоялой воды, и где едва ли помещался гамак. Однако, наличие подобного помещения наводило на мысли, что контрабандистам не впервой оказывать услуги платежеспособным гостям, желающим избегнуть пристального внимания королевского правосудия.

Брикасс, не раздеваясь, рухнул в гамак и почти сразу уснул. Под утро, вынырнув из темного омута сна, он подумал, что находится на «Разящем», а вчерашний день был тяжким кошмаром. Однако блаженное заблуждение длилось лишь миг, а потом глухо заныло в груди.

Забара снялась с якоря на рассвете. Арно с невольным любопытством наблюдал: как же хитрец Фернан выведет корабль из узкого пролива. «Фортуната» шла под одним лишь фор-марселем, ведомая на буксире шлюпкой; борта были обвешаны кранцами. На палубе стояли шестеро матросов с баграми наготове. Фернан сам взялся за штурвал, время от времени отдавая короткие команды. И Арно поразился слаженности действий экипажа и искусству капитана.

Выйдя в открытое море, «Фортуната» взяла курс на северо-запад. Фернан приказал поднять галейский флаг, при этом держась как можно ближе к водам Эйра. Расчет был незамысловат, но действенен: эйрландцы не станут нападать на галейский корабль, а отдаленность от родных берегов обезопасит контрабандистов от преследования сторожевых кораблей Кювилье.

Арно проводил большую часть времени на палубе, а не в душной каюте. Он подолгу смотрел на море или на то, как работают матросы. Корабельная рутина отвлекала, помогала на время забыть о горькой потере. Контрабандисты все так же косились на него, но о мнение держали при себе, что говорило о немалом авторитете капитана.

Нима явила им свою милость: всего за седмицу «Фортуната», не встретившись ни с береговой охраной обоих государств, ни с пиратами, преодолела больше сотни лиг и находилась уже вблизи от Брейтца, когда Арно, выйдя на палубу, понял, что корабль движется к берегу. Ветер благоприятствовал им. И хотя туман клочьями стлался по воде, сквозь мутную завесу уже проглядывали Брейские скалы.

- Ты изменил курс, Фернан? - спросил он у стоящего на корме контрабандиста.

- Дак... Ждут нас не только в Кап-Феррете, месьер. И вода на исходе.

Смутное беспокойство кольнуло Арно:

- Где ты намерен пристать?

- В Ландене, а что такое, сьер Арно?

Арно свел брови. Ланден, обширная бухта, скорее - небольшой залив к востоку от Брейтца. Месяц назад, на совещании адмирал Кювилье назвал эту бухту рассадником беззакония. Тем более, что речь шла о завоеванных землях, где до сих пор было неспокойно. Адмирал приказал перевооружить и отправить несколько шхун и флейтов, замаскированных под торговые, курсировать в окрестностях Ландена. Изнутри поднялся протест, но Арно подавил его: согласившись пойти с Фернаном, он поставил себя по ту сторону долга и чести. Нет теперь разницы между отпрыском благородного рода и морскими разбойниками. Медленно выдохнув, он спокойно сказал:

- Нет. Придется искать другую возможность пополнить запасы воды.

Прислушивающийся к их разговору Виттор подошел ближе.

- Да с чего ли? - во взгляде Фернана отразилось недовольство: до сих пор беглый лейтенант не задавал лишних вопросов и не вмешивался в управление кораблем. - Всю жизнь тут провел. И люди ждут.

- Вас ждет засада!

- Откуда вам знать, месьер? - подозрительно спросил Виттор.

К ним подходили другие матросы; инстинктивное недоверие к знатному сьеру читалась в их глазах. Он часто видел подобный взгляд у новобранцев, только что завербованных на флот. И прекрасно осознавал то, что никакой власти над этими людьми у него нет.

- Под видом торговых, здесь пасутся корабли галейского флота, - сказал он как можно убедительнее.

- Брешет благородный сьер, - донесся голос из задних рядов.

- А может, под королевские пушки нас подвести хочет? - добавил другой матрос.

Остальные глухо заворчали.

- Тихо! Сьер у нас непростой, али забыли?! - рявкнул Фернан и задрал голову: - Марс?

- Чисто, капитан, - отозвался впередсмотрящий.

- Где же королевский флот, месьер? - ухмыльнулся Виттор.

Арно, сдерживая гнев, посмотрел Фернану в глаза:

- Тебе придется поверить мне на слово.

- Слово благородного! - издевательски донесся тот же голос, что обвинял его во лжи.

Брикасс резко обернулся, ища взглядом говорящего.

- Спокойно, сьер Арно, - усмехнулся Фернан и обратился к команде: - Брешет благородный или нет — увидим. А пока - все по местам. Приспустить паруса. И зарядить пушки.

Забара вошла в бухту; берег медленно приближался. Брикасс до рези к глазах всматривался в рассеивающуюся мглу.

- Шхуна слева по носу! - вдруг крикнул марсовый.

Впереди и слева проступили очертания двухмачтового судна.

- Это военный корабль! - Арно, скорее по наитию, чем зрением угадывал отрывающиеся порты, количество которых явно превышало подобающее для обороны «торговца». Выстрелили носовые пушки шхуны; ядра, не долетев до борта забары, подняли столбы брызг.

- Поворот фордевинд! - скомандовал Фернан, мгновенно оценивший ситуацию. - Шевелись!

«Фортуната» шла левым галсом, и ветер благоприятствовал рискованному маневру. Развернувшись в кабельтове от шхуны, забара устремилась к выходу в море. Брикасс в полной мере оценил достижение иберских корабелов - ходовыми качествами та намного превосходила шхуну, особенно в бейндвинде.

Позади вновь громыхнули пушки.

- Капитан! - в взгляде Виттора был вопрос.

- Погоди, - буркнул Фернан. - Пригодится еще порох.

- Справа по курсу!

Со стороны моря, наперерез «Фортунате» шел десятипушечный куттер** под темно-серыми парусами таможенников.

- Забери тебя Тьма! - выругался Фернан, и Арно понимал, почему: способный ходить под острым углом к ветру, верткий и быстроходный куттер может доставить много неприятностей. Его пушки выстрелили. На этот раз пара ядер ударила в фальшборт забары, расщепив его. Раздался ответный залп; более мощные и дальнобойные орудия контрабандистов повредили такелаж и прорвали паруса куттера.

Фернан оглянулся на отставшую шхуну и скомандовал:

- Круче к ветру!

Он рассчитывал проскочить в зазор между таможенниками и гористым мысом, однако капитан куттера разгадал замысел и попытался увеличить ход. Брикасс затаил дыхание, напряженно наблюдая за гонкой. Куттер нагонял, с другой стороны угрожающе надвинулись испещренные сизым лишайником гранитные скалы.

- Огонь! – рявкнул Фернан.

Грохнул залп.

- Нима с нами! - взревели контрабандисты: одно из ядер «Фортунаты» сбило преследователю гафель; лишившись грота, тот уже не мог продолжать погоню.

- Ушли, - осклабился Фернан, когда «Фортуната» отошла на лигу*** от Ланденской бухты, но тут же буркнул: - Эх, не дождутся товара парни. И воду придется урезать. Ничего, в Дуаренне пристанем, пусть и не по нраву мне тамошние места, - и вдруг обратился к Арно: - Я же говорил, месьер, удачливый вы. Может, не надо вам в Ветанг? Человек вы бывалый, да и не без понятий...

Арно приподнял бровь, представив себя на миг в полотняной рубахе, бордовой повязке на голове и вооруженным фамильной шпагой, стоящим на палубе «Фортунаты» или иного судна и высматривающего в серо-синем морском просторе корабли бывших боевых товарищей. Нарисовавшаяся картина была настолько абсурдной, что он усмехнулся:

- Благодарю, капитан, предложение заманчиво, но я не могу последовать ему.

Кап-Феррет представлял из себя вытянутый на десяток лиг с севера на юг мыс, покрытый песчаными дюнами, на которых кое-где росли неприхотливые приморские сосны. Он защищал от сильных ветров Закатного моря гавань, издревле облюбованную не только рыбаками, но и контрабандистами. При полном попустительстве властей, а вернее — при открытом содействии графа Инара Ветангского, который вовсю пользовался правом некогда дарованной графству автономии. В Кап-Феррет, одноименную деревню на восточном берегу бухты, везли рис и вина из Ибера, этруррские кружева и шелк, знаменитый пиррейский иззар. Из Галеи и Ноорна — сукно, пеньку и кожу. Брикассу пришла на ум мысль, насколько тщетны усилия Кювилье в искоренении незаконного оборота товаров, и что контрабандисты Галеи и покоренного Ноорна нашли общий язык скорее, чем того можно было ожидать.

Фернан-Акула уверовал в избранность беглого лейтенанта и даже скостил ему плату до десяти крон. Он вызвался проводить Арно на рынок, примыкающий к порту, где можно было купить не только припасы для дальнего путешествия, но и коня. Барышник, ежась под пристальным взглядом контрабандиста, продал Брикассу крепкого каурого жеребца по кличке Дорадо, пригодного для горных троп.

Арно распрощался с Фернаном, и сев в седло, окинул взглядом суетливую гавань, а затем посмотрел на юго-запад, где на горизонте голубоватой зубчатой стеной вставали Пиррейские горы. Встряхнув головой, он тронул бока коня каблуками, направляя его к выезду из деревни.

* В земной истории существовала сабра (забара). Испанское торговое двухмачтовое судно, предназначенное для плавания из Европы в Америку и способное отбиться от каперов. В мире Орнея — корабль двойного назначения, похож на небольшую бригантину, со смешанным парусным вооружением, оборудована штурвалом.

**Куттер - тип одномачтового парусного судна XVII—XX в. Имеет одну мачту с косым, обычно гафельным, парусным вооружением, при двух стакселях. Использовался для посыльной и разведывательной службы, а также в таможне и береговой охране.

*** в данном случае — земная морская миля, около 1800 м, кабельтов — десятая часть, ок 180 м
Опубликовано: 24/05/24, 11:01 | mod 24/05/24, 11:01 | Просмотров: 37 | Комментариев: 6
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (6):   

Анна, около 1800 м - это миля ж морская, а не лига? Морская лига = 3 мили по 1800 = 5500 примерно м
D_Grossteniente_Okku   (24/05/24 19:22)    

это я тут немного сбилась не хотелость перегружать 
да, подразумевалась миля
Anna_Iva   (24/05/24 19:26)    

ну, так понимаю, мы с вами одни и те же книжки в детстве читали)))
D_Grossteniente_Okku   (25/05/24 06:48)    

Весьма вероятно)
Anna_Iva   (25/05/24 14:52)    

Фортуната» шла левым левым галсом, и ветер благоприятствовал рискованному маневру.
Виктория_Соловьёва   (24/05/24 16:47)    

Виктория, добрый день.
Спасибо, поправила
Anna_Iva   (24/05/24 17:18)