Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Романы » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Искра Странника. Орнейские хроники - 2. (гл 2- 3)   (Anna_Iva)  
Глава 2


Испытание назначили на пятнадцатый день месяца Зимних костров. Поначалу казалось, что время тянется, подобно патоке, однако последний день, напротив, промчался стремглав. Только на стену падали бледные лучи утреннего солнца, и вот уже вечереет. Лара решила еще раз пролистать Трактат о благой силе, описывающий природу дара Искр. Она, осторожно раскрыв древний фолиант, углубилась в чтение, и подняла голову, когда буквы начали расплываться перед глазами. За окнами уже наливались нежно-лиловым сумерки.

Лара задумчиво прикусила нижнюю губу. Какой же дар у нее? Нежная Вода, переменчивый Воздух, мудрая Земля или жаркий Огонь? Воинская стихия была бы желанной в предгрозовое время, надвигающееся на Альби, — что для месьера Эрнана, что для ее мужа, однако она сомневалась, что в ней кроется яростная сила.

Размышления прервал приближающийся стук деревянных подошв. Лара обернулась.

Дверь библиотеки открылась, на пороге стоял брат Паулин:

- Сьера Лара, да будет с вами милость Странника.

- И с вами, брат Паулин.

- Вас ожидают в Малом зале.

Сердце забилось — приглашение означало, что ее время пришло, и она порывисто вскочила на ноги.

Малый зал располагался этажом выше. Они прошли по длинному коридору, чьи арочные своды терялись в полумраке. Паулин распахнул двери и на миг Лара зажмурилась от яркого света горящих в канделябрах свечей, затем вошла в зал и, оглядевшись, застыла в легкой растерянности. Она думала, что испытание будет проводить лишь магистр Вальен, однако поставленным в центре за столом, кроме Вальена, сидели магистр Дегуа и незнакомая женщина преклонных лет в темно-серой хламиде и белоснежном чепце Сестер, закрывающим не только голову, но шею и грудь. Но более всего Лару удивило присутствие принчепса Эрнана.

Стол был накрыт полотном, под которым угадывались очертания нескольких предметов.

Паулин прошел к столу и встал за спиной Вальена

- Да будет с вами милость Странника, месьеры, - тихо сказала она.

- И вам по милости его, сьера Лара, - ответил Вальен. - Прошу, подойдите сюда.

- Рад видеть вам в добром здравии, - произнес принчепс с теплотой в голосе.

Магистр Дегуа ограничился кивком и сжал губы.

- По милости его, — прошелестела женщина, опуская усталый взгляд.

- Светлая Алфея — глава общины Сестер Странника, - представил ее Вальен.

Остановившись в паре шагов от стола, Лара на миг наклонила голову, затем украдкой огляделась. Малый зал представлял из себя правильный пятиугольник, с кровлей, увенчанной куполом. В самой верхней части купола было прорезано круглое окно, забранное выточенными из Горных слез* пластинами. Должно быть, необычная архитектура не случайна. Ее догадку подтвердил Вальен:

- Странник явил нам свою милость, осенив сьеру Лару. И сегодня мы собрались в Малом зале, поскольку в прежние времена имеено здесь одаренные призывали свою Стихию. И это произошло почти через столетие, как последний одаренный оставил этот мир. Значит ли, что кроме сьеры Лары есть и другие Искры? Это дает нам надежду, ибо много тревожных знаков зрит моя душа. Почему обращаюсь с просьбой к Сестрам и Воителям — пусть жрецы возобновят поиск Искр, ведь возможно, благодать Странника вовсе и не покидала нас. А сейчас приступим.

По его знаку Паулин сдернул полотно, под которым оказались незажженная свеча, бронзовая чаша с водой, горка земли на деревянной дощечке и свирель. Магистр Дегуа откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. В глазах принчепса Лара заметила напряженное ожидание и невольно поежилась. В горле у нее пересохло. Во время занятий Вальен никогда не рассказывал, как проходит испытание. А что, если ее не осеняла благодать, ведь ярмарочные вещуньи пророчат безо всякой Искры...

- Определить стихию важно не только для дальнейшего раскрытия и обучения. Позволю напомнить, что дар весьма обременителен в повседневной жизни, особенно это касается Воздуха и Огня. Чтобы не изнурить себя, Одаренные создают убежище в виде образа из своей стихии. Прошу вас, Лара.

- Что... - она кашлянула, - я должна сделать?

- Начнем с Огня. Закройте глаза и потянитесь к этой стихии. И мысленно коснитесь фитилька.

Она опустила веки и сосредоточилась. Огонь, горящий в камине, яростное пламя пожара, приветливо мерцающая лампа... Сжав губы, она упорно вызывала перед собой язычек пламени — образы сменяли друг друга, но никакого отклика не ощущалось.

- Довольно, - сказал Вальен.

Открыв глаза, она уставилась на свечу, оставшуюся незажженной. Что же, в глубине души она знала, что не годится для войны. На лице месьера Эрнана мелькнуло разочарование? А магистр Дегуа и не скрывает своего недоверия...

- Попробуем с Землей, - спокойно проговорил Вальен.

Лара посмотрела на горстку сухой земли. Как проявляется Земля?

«Да прорастет мертвое зерно», - вспомнилась ей фраза из летописи. Она направила свою волю, пытаясь разглядеть зерно внутренним взором. И действительно, внутри было спрятано зернышко пшеницы.

«Ну же!» - мысленно подтолкнула она почти иссякшую жизнь. Заломило в висках. Она судорожно выдохнула:

- Нет... Мне это не по силам...

- Земля - редкий дар, - тихо ответил Вальен. - Ну что же, остались Вода и Воздух. Вы можете выбрать сами.

- А если не откликнется ни одна из стихий? - скептически изогнул губы Дегуа.

- Подождите окончания испытаний, Светлый Андроник, - веско сказал принчепс Эрнан, недовольно сводя брови.

Лара перевела взгляд на стоящую на столе чашу и снова закрыла глаза.

«Будь как вода...»

Ласкающие струи, принимающие ее в свои объятия, капли на иссушенных от зноя губах, зеленая морская волна, взлетающая над камнями и переливающаяся под солнцем водная пыль... Чаша приближается, становится огромной, закрывая собой весь мир. Всплеск - и эхом отозвавшийся нежный вздох свирели...

- Вода! - воскликнул Вальен.

- И Воздух, - скрипуче добавила жрица. - Свирель запела.

Лара, тяжело дыша обвела присутствующих взглядом.

- Целительница. И... провидица, если я верно помню, - задумчиво проговорил сьер Эрнан.

- Но в слабой степени, - тут же вставил Дегуа. - Сьера Лара действительно Одаренная. Мои поздравления, сьера, - произнес он, обращаясь к Ларе: - Приношу свои извинения за то, что усомнился. Жаль, что вам ни Огонь, ни Земля не покорились, но и в способности врачевать и предвидеть есть своя польза.

- Я рад, что ваши сомнения развеяны, Светлый Андроник, - веско сказал Вальен. - Напомню, что не всегда дар проявляется сразу в полную силу, так будем же уповать на Странника.

Дегуа криво усмехнулся, вставая:

- Разделяю вашу радость, Светлый Франсис. И ваши надежды. Месьер Эранан, прошу позволения оставить вас.

Принчепс кивнул, и Ларе показалось, что уход Магистра Воителей не слишком его огорчал.

- Месьеры, призываю благословление Посланца Звезд на всех присутствующих, - Дегуа поклонился и быстро пошел к дверям.

- И будет по воле его, - отозвался Вальен и обернулся к жрице: - Полагаю, что сьера Лара сможет обучаться целительству, чтобы развить дар Воды в госпитале общины Сестер, ведь так, Светлая Алфея?

- Разумеется. Известите меня, когда будете готовы приступить к занятиям, дитя. А теперь и мне позвольте оставить вас, - пожилая жрица с трудом поднялась на ноги и, сопровождаемая Паулином, тоже направилась к выходу.

- Вы, должно быть разочарованы, Светлый Франсис? - спросила Лара, когда шаркающие шаги стихли. - И вы, месьер? Куда важнее была бы способность обратить в бегство вражескую армию или сдвинуть горы?

- Сдвинуть горы было подвластно лишь Страннику, - заметил Вальен. - В Эпоху Тьмы случалось, что и Вода сражалась. Правда — редко, ибо быстро наступало истощение сил. Однако дар предвидения — огромная ценность.

Принчепс согласно кивнул:

- Сьера Лара, мы не могли и надеятся. А вражескую армию обратит в бегство добрая сталь и храбрость наших солдат.

Лара покачала головой:

- Я до сих пор не понимаю, почему дар проявляется не всегда. И вряд ли знаю, что со мной произойдет назавтра. А исцеление — не припомню, чтобы царапины и порезы заживали по моему желанию.

- Одаренные, как правило, не знают своей судьбы и не могут использовать дар для себя. Но самое главное — вам откликнулась Звезда.

- Звезда... - она посмотрела прямо в глаза Вальену: - Как реликвия оказалась у моего мужа? И почему вы не рассказали магистру Дегуа? Если, конечно, я не вторгаюсь в запретную область своими распросами.

Вальен вздохнул и переглянулся с принчепсом:

- Не вторгаетесь. Ваш супруг восемь лет назад нашел Звезду, и, поскольку считалось, что Одаренных больше нет, было принято решение, что он оставит камень у себя. За Звездой охотится король Лодо и было бы неосмотрительно расширять круг посвященных.

Лара удивленно приподняла бровь, и, предупреждая вопрос, он произнес:

- В отсутствие одаренной знание о камне принесло бы лишь вред и вызвало смущение умов. Однако теперь все иначе, и магистр Дегуа непременно узнает о находке. Но прежде мы должны окончательно убедиться... Если вы не слишком утомлены, я предложу вам коснутся Звезды.

- Сейчас? - Лара изумленно распахнула глаза.

- Ваша стихия определена, вы может прибегнуть к Воде, чтобы черпать силу и как к защите.

Лара колебалась, заметив это, принчепс спросил:

- Не станет ли для сьеры Лары второе испытание слишком тяжелым бременем, Светлый Франсис?

- Понимаю ваши опасения, как и колебания сьеры Лары, однако она уже выдержала первое взаимодействие с камнем. А сейчас мы находимся в особенном, благом месте, где ничто не может причинить вреда одаренному.

- Я согласна, - твердо сказала Лара. - Рано или поздно, я должна решиться. Но... где же Звезда?

- Здесь, - из рукава хламиды Вальен достал сизо-серый, тускло поблескивающий в свете ламп небольшой круглый футляр на цепочке. С щелчком раскрылась крышка и синим зажегся камень, зажатый клыками серебряного волка. - Моя догадка была верной. Фосфорит не позволил вам обнаружить реликвию. Это обережет вас от черезмерного перенапряжения и послужит дополнительной защитой от... других.

- О чем вы, Светлый Франсис? - недоуменно спросила Лара.

- В древности шаманы и жрецы достигали единения со своими богами при помощи различных элексиров и получали заемную силу. Память об одержимых пережила века. Принято считать, что когда Старые Боги утратили власть над миром, исчезла и одержимость. Однако полагаю, что и поныне существуют некие непознанные силы. В хрониках встречаются воистину загадочные случаи, и, уверен, не все является плодом вымысла. Чаще всего в одержимости обвиняли обычных людей, и вас тоже не минула чаша сия, ведь так?

Лара кивнула, Вальен улыбнулся и продолжил:

- Мы также не можем знать, что в точности происходит с теми, кто оказался в капищах демона пустыни Тахрира, но по свидетельствам, сахрейнские жрецы необратимо воздействуют на их души. А значит, обладают даром, враждебным Страннику по своей сути, и могут почуять такой артефакт, как Звезда.

Принчепс нахмурился:

- Я ничего об этом не знал.

- Ваша светлость, сведения скудны, однако тревожны.

- Поэтому, сьера Лара, не обессудьте, но наш долг - охранять вас.

Тон сьера Эрнана был непререкаем, но изнутри поднялся протест, и Лара потупилась, желая скрыть его.

- Присядьте — Вальен приглашающе указал на стул слева от себя.

Подойдя, Лара села и несоклько раз глубоко вдохнула, приводя все чувства в равновесие.

- Вы готовы?

- Да.

Она коснулась Звезды и сразу ощутила разницу — поток приобрел яркость и четкость. У нее захватило дух. Страха не было, напротив — с восторгом она заскользила по невидимым волнам. Светящиеся разноцветные струйки поднимались от домов к небу, и она понимала, что видит помыслы и желания людей.

- Что вы видите? - донесся до нее голос Вальена.

- Это так прекрасно! Я вижу город и гавань с кораблями...

- Не давайте себе вновь унестись слишком далеко. Подчините поток своей воле.

Она спохватилась, напрягая все силы, чтобы противостоять увлекающей ввысь силе, и заставила себя изменить полет.

- Вернитесь к нам, Лара.

Лара попыталась найти магистра Вальена среди переплетения образов. Темное ночное море и отражающиеся в нем огни Талассы. Море. Волна принесет ее назад... Она заметила яркую точку - окно в куполе Малого зала, и эта точка дала ей направление. Лара смотрела как будто сверху — и видела себя, сжимающую в руке Звезду, и Вальена, охваченного серебрянным пламенем. Рядом с ним — сгусток, переливающийся фиолетовым и оранжевым. Месьер Эрнан?

- Я здесь.

- А теперь что вы видите?

- Я вижу вас и этот зал.

- Есть ли что-то еще?

Лара пригляделась и заметила среди серебристого света нечто, отличающееся по цвету - левую ступню Вальена будто оплетала тонкая паутинка, особенно явственно ее витки проступали на большом пальце. Прежде Лара не видела, чтобы магистр хромал, поэтому удивленно спросила:

- И... Светлый Франсис, не доставляет ли вам страданий левая нога?

- Отлично! - вместо ответа воскликнул Вальен. - Отпустите поток.

Не без труда она разжала пальцы, чувствуя испарину на лбу и висках.

- Вам и в самом деле нездоровится, Светлый Франсис? - напряженно произнес принчепс.

- О, ничего, заслуживающего пристального внимание, ваша светлость, - отмахнулся Вальен. - Никто из смертных не властен над бренностью собственного бытия. Однако сьера Лара совершенно точно указала на начинающуюся артритиду или говоря по простому — костоломку.

- Так значит, дар можно применить сразу, - задумчиво прошептал Эрнан.

- Иначе и быть не может, месьер. Но Искре предстоит долгий путь обучения. И сейчас она уязвима, как никогда.

- Я отдал все необходимые распоряжения, Светлый Франсис. Сьера Лара будет под надежной охраной.

Лара поморщилась. Снова разговоры об охране! После волшебного полета слова принчепса отозвались горечью. Если она может постичь помыслы и намерения, какая охрана ей нужна?

- Могу ли я попытаться прибегнуть к стихии Воды, чтобы помочь вам? - спросила она.

- Не сегодня, вы и так славно потрудились. - Вальен выпрямился на стуле и торжественно сказал: - Пусть же не останется никаких сомнений. - Лара, вы - Искра Странника, и способны управлять Звездой.

- Но получается, Звезда не является артефактом, дарующим победу? - спросил принчепс.

- Так полагаю, что камень усиливает уже имеющиеся способности. Армия, возглавляемая полководцем стихии Огня, в руках которого оказалась бы реликвия, была бы непобедимой. Почти. Потому что камень дает многое, но и берет многое. Вы чувствуете упадок сил? - обратился магистр к Ларе

- Да... - она утомленно потерла висок.

- Когда вы призвали свою стихию, было не так, правда?

Она кивнула.

- Не обольщайтесь возможностями Звезды, ибо всему есть плата, и в этом я вижу мудрость Странника. Наши занятия, как и обучение навыкам обычного врачевания в госпитале Сестер продолжатся еще некоторое время. Скоро вы сможете вернуться домой. Увы, я вряд ли многому научу вас, ведь я не Одаренный. Но уверен - вы справитесь и без моих наставлений.

* горный хрусталь

Глава 3

После ритуала к прежним занятиям добавились посещения госпиталя Сестер. Лару неизменно сопровождал один из жрецов ордена Воителя, одетый как послушник. Прежде, в Джинере, ее охраняли стражники отца, но сейчас охрана отчего-то казалась излишней. Однако Лара не спорила, и, по просьбе магистра Вальена так же надевала серую хламиду.

В первый раз оказавшись на пороге общего госпитального зала, она отшатнулась. Багровое марево человеческих страданий заполняло собой все пространство, колыхалось, жадно оплетало распростертых на узких кроватях людей, высасывая из них саму жизнь. Лара усилием воли отодвинула жуткое зрелище на край сознания и решительно шагнула вперед.

Лара изучала основы обычного целительства и, наблюдая, как ухаживают за недужными жрицы, пыталась черпать силу из своей Стихии, чтобы увидеть в чем причина болезни и облегчить страдания. Унять прохладными струями воды лихорадку, погасить боль. Получалось далеко не всегда, однако люди прознали про послушницу «с легкими руками» и стремились привлечь ее внимание.

Поначалу, вернувшись в обитель, Лара в изнеможении валилась на постель. Убежищем для нее стало озерцо с прозрачной водой и песчаным берегом, она будто окуналась в тихие воды. День шел за днем, и она вдруг осознала, что практика в госпитале закалила ее душу и разум.

Лара полагала, что муж вернется к новому году, однако солнечным холодным утром, за седмицу до окончания месяца Зимних костров, ей доставили письмо. Гонец - широкоплечий усатый сержант, намеревался как можно скорее отправится назад, чтобы проделать часть пути до наступления сумерек, и переминался с ноги на ногу, ожидая ответа. Лара сломала печать и быстро пробежала глазами послание.

Непредвиденные обстоятельства вынуждали сьера Раймона задержаться еще на некоторое время в Карде. Он выражал сожаление, что Лара пропустит праздничные увеселения, однако просил дождаться его возвращения в обители. Она повертела плотный желтоватый листок в руках и вздохнула. В прошедшие месяцы от него пришло три коротких письма. Тон неизменно оставался суховатым, однако от строчек, написанных угловатым почерком, веяло смутной тревогой и недосказанностью. А ей — ей подспудно хотелось чего-то еще. Большей открытости, возможно — нежности? Не стоит сетовать. Муж беспокоится о ней, а многие заботы, обременяющие командира приграничного полка вряд ли располагают к сочинению сонетов. Лара тоже отвечала кратко, в основом писала то, что касалось ее обучения.

И что же сейчас ответить Раймону? Желает ли она сама окунуться в водоворот шумных празднеств? Пожалуй, лучше послать записку Жизель и попросить навестить ее здесь: подруга, удивленная затворничеством Лары, уже несколько раз справлялась о ее самочувствии.

Вздохнув еще раз, Лара написала, что пробудет под опекой жрецов, сколько потребуется, и уверила мужа, что ему не стоит чрезмерно беспокоится о ней.

После ухода гонца она посидела еще немного в раздумьях, а затем достала футляр со Звездой из ящика стола. После испытания Вальен отдал ей реликвию, считая, что она уже готова работать с камнем и только напомнил об осторожности и о риске частого использования артефакта. Сказать по правде, Лара не была так уж уверена, что сможет совладать со Звездой. Однако сейчас, повинуясь порыву, открыла футляр. Камень, зажатый клыками серебрянного волка, отозвался переливчатым светом. Лара выпрямилась на стуле, закрыла глаза и взяла Звезду в руки. Уже знакомая волна подхватила ее, вознося ввысь, в радужное облако, окутывающее Талассу.

Ларе подумалось, что все, созданное руками человека, стены зданий и камни улиц, и даже земля подлунного мира, ставшие свидетелям трагедий и триумфов, впитавшие в себя кровь и слезы поколений, тоже обладают аурой. Мысль казалась настолько естественной, что Лара удивилась, почему это раньше не приходило ей в голову. Но не позволила себе отвлечься, а, сосредоточившись, устремила внутренний взор на северо-запад. Она не знала, удастся ли ей найти Карду, ведь ей не приходилось видеть город ни на карте, ни на картинах, однако пространство будто расступилось перед ней, придвинулись заснеженные хребты Пиррея...

Она парит над огромной крепостью с восьмью бастионами, выступающими острыми углами. Однако неведомое чутье говорит, что мужа здесь нет. Дальше на север. В переплетение долин и горных отрогов затеряна еще одна крепость — на вершине холма. На главной башне горделиво развевается флаг Альби. Сжатые поля присыпаны снегом, у подножия холма — деревушка. По склону змеится дорога, и Лара видит идущий рысью отряд - два десятка всадников в бордовых мундирах. Во главе отряда, на вороном Нере — сьер Раймон, справа, то и дело подгоняя рыжую кобылу, неловко горбится в седле совсем еще юный жрец со знаком Пастыря на хламиде. Он зябко поводит плечами; нос и щеки покраснели от холода. На полкорпуса лошади позади и слева - Уно на чалом коньке. Караульные в открытых воротах вытягиваются в струнку. Блестят дула мушкетов и нагрудные бляхи, на которых выбита голова волка, блестят покрытые изморозью плиты двора. Из примыкающего к главной башне дома с высоким крыльцом выходит крупный мужчина с офицерским шарфом поверх темно-зеленого колета, за ним — молодая светловолосая женщина в простом платье. В руках она держит поднос с оловянными стопками. Лара чувствует, что здесь рады Раймону и его солдатам.

Всадники спешиваются, Раймон хлопает по плечу донельзя серьезного Уно и непривычная теплая улыбка освещает его лицо. Кажется, комендант крепости удивлен, впрочем, для него большую важность представляет жрец, и он, прижимая руку к груди, кланяется. Женщина, сделав книксен, протягивает гостям поднос. Раймон берет одну из стопок и поощряюще указывает на угощение жрецу, затем коротким движением опрокидывает содержимое стопки в рот, встряхивает головой и сжимает губы, пытаясь не рассмеяться: храбро последовавший его примеру жрец, поперхнувшись, таращит глаза. Судя во всему, крепость напитка превзошла все ожидания юноши.

Лара невольно улыбается тоже и вдруг тенью, мимолетным мороком видит иное — во дворе, в клубах сизого тумана — тела. Искаженные предсмертной мукой лица, почерневшие, скрученные, будто опаленные пламенем травинки меж каменных плит. В сердце будто входит ледяная игла, она вскрикивает, и видение рассеивается.


Кулон выскользнул из ее рук и, звякнув, упал на пол. Задыхаясь, Лара откинулась на спинку стула. Мышцы сводило судорогой, лишь через несколько мгновений ей удалось восстановить дыхание. Она прижала ладонь к бешено колотящемуся сердцу.

Что это было?! Вернее — когда? Точно ли она увидела ту же крепость, или - другое место, другое время? Все уже случилось или еще должно случиться? Трава... в любом случае это не зима...

Едва вернулись силы, она в слезах бросилась разыскивать Вальена. В библиотеке, где магистр обычно проводил этот час, его не оказалось. По счастью, встреченный в коридоре брат Паулин подсказал, что он в своем кабинете.

Выслушав Лару, магистр помолчал, затем, тяжело поднявшись, подошел к стеллажу с книгами, взял одну из них. Пролистав книгу, он указал на миниатюру, где была изображена крепость на холме.

- Полагаю, что вы видели Квилиан.

Лара узнала пятиугольник стен и высокий донжон.

- Да. Я видела именно эту крепость, - уверено ответила она.

- Квилиан ни разу не был атакован, значит вам открылось грядущее... - он тяжко вздохнул.

Лара вскинула на него взгляд:

- Возможно, второе видение - не Квилиан? Не... Альби?

Вальен покачал головой и нахмурился:

- Мне хотелось бы надеятся. Я извещу месьера Эрнана. В любом случае, если вы говорите, что нападение произошло... произойдет летом, то время еще есть.

- Сожалею, я не смогла сохранить сосредоточенность и рассмотреть подробнее, - прошептала Лара, опустив голову.

- Вы рисковали бы выжечь себя, сьера Лара. Уверен, скоро видения станут более четкими и связными.

***

Лара последовала совету Вальена и не стала пытаться вновь войти в поток. Она и сама чувствовала изнеможение и разбитость во всем теле. Однако беспокойство не отпускала ее не на миг. Вызывая в памяти увиденное, она пыталась мысленно разглядеть погибших, но безуспешно, туман мешал ей. И все же ей казалась, что среди них не было мужа.

В третий день месяца Звезды, едва тускло-оранжевое солнце поднялось над крышами, прибыл еще один гонец: Раймон предупреждал, что остановился на ночевку на постоялом дворе близ Марсаллы, и прибудет в Талассу после полудня. Лара велела служанке собирать вещи, затем извлекла из ящика стола футляр со Звездой. Уже две седмицы она не касалась реликвии. Впрочем, фосфорит создавал надежный барьер для силы камня, и, поколебавшись, она все-таки решилась положить его в кошель, прикрепленный к поясу платья. Затем она зашла к магистру Вальену - предупредить о том, что покидает обитель и испросить благословления. Расставались они не надолго: она намеревалась часто навещать обитель и продолжить занятия у Сестер.

Вскоре после того, как храмовые часы пробили час Вола, в дверь постучали, и сьер Раймон шагнул в комнату. Всплеснув руками, Лара бросилась к нему, но замерла в шаге. Муж внимательно оглядел ее, и, чуть улыбнувшись, поднес к губам ее руку.

- Счастлив видеть вас, Лара.

Лара ощутила исходящий от него легкий флер тревоги и доброту и вместе с тем — некую внутренную отстраненность, и вдруг смутилась: она хотела бы припасть к его груди, однако сдержала свой порыв.

- И я... Я беспокоилась — вам, должно быть, рассказали про видение?

Он кивнул:

- Да, но мы поговорим обо всем дома. Если вы готовы — прошу вас.

Она окинула прощальным взглядом скромную комнату, служившую ей пристанищем больше двух месяцев. Что же ждет в «большом» мире?

Вальен проводил напутствием, заверив, что Лара всегда найдет приют в обители.

Карета ожидала во дворе. Лара обратила внимание на двух солдат в уже знакомых ей бордовых мундирах «волков», на рослых гнедых лошадях, и прикусила губу. Вот и охрана. Неужели ее теперь будут сопровождать повсюду?

По дороге домой, она молчала, глядя в окно. Мимо проплывала Таласса. Раймон задал пару вопросов, касающихся ее пребывания в обители, затем замолчал. Лара так же молчала, размышляя о том, как невероятно изменилась ее жизнь. Нежные краски зимнего вечера казались ярче, звуки и запахи — острее, хотя мысленно она установила привычный уже заслон от потока.

Вдалеке мелькнули шпили и башни Фортеса и карета свернула в переулок. Дом также казался ей незнакомым: будто впервые вошла она в главный зал, где собрались слуги и был накрыт стол. Каролина и Вивьен лучились искренней радостью, а ароматы изысканных кушаний мэтра Грассе пробуждали аппетит. Вот только Уно по-прежнему смотрел напряженно и недоверчиво, и Лара дала себе слово выяснить, что творится с парнишкой.

После ужина она и Раймон перешли в гостиную в покоях Лары, где в камине весело потрескивал огонь.

- Нам нужно обсудить некоторые важные вопросы. Прошу, Лара, садитесь, - муж указал Ларе на кресло у камина и сам сел во второе, напротив.

- За два месяца вы достигли большого успеха, чему я рад. Свидетельством тому — ваше видение. Месьер Эрнан написал мне, что есть угроза для Квилиана, однако, не стал подробно расписывать детали, не доверяя столь важную тайну бумаге. Я хотел бы услышать от вас.

- К сожалению, самая важная часть видения явилась мне на краткий миг, - Лара вздохнула и достала из кошелька футляр с камнем: - Магистр Вальен велел изготовить этот футляр. В нем находится Звезда. Фосфорит блокирует ее силу, и мне не доставляет неудобства держать камень при себе. Я воспользовалось им, чтобы заглянуть в грядущее. И... увидела вас и ваших солдат, а еще жреца из ордена Пастыря. Вы въехали во двор крепости, - она замялась: следует ли упомянуть о забавном эпизоде со жрецом? И наконец проговорила: - Вас ждал радушный прием.

Раймон кивнул:

- Все верно. Незадолго до нового года из Талассы приехал Светлый Адонис, чтобы нести учение Странника в приграничные земли. А дальше?

- Дальше я увидела, что двор завален мертвыми солдатами... и туман. Но больше ничего разглядеть не удалось. Разве лишь то, что меж плит проросли травинки. Черные.... как если их коснулось пламя, - она беспомощно пожала плечами. - Я даже не уверена, что это был двор Квилиана, однако магистр Вальен считает именно так.

У Лары были сомнения, что Раймон безоговорочно поверит в ее видение, однако, он спокойно произнес:

- Значит, есть еще время подготовиться. По-крайней мере, до месяца Вереска нападения не произойдет.

Его лицо посуровело, в ауре прибавилось стальных нот.

Лара виновато добавила:

- Светлый Франсис говорит, что способности развиваются и скоро я буду предсказывать точнее.

- Надеюсь — нет, знаю, что так и будет, - муж не сводил с нее пристального взгляда. - Вы даже не представляете, насколько важны для Альби вы и ваш дар, Лара! И я благодарю Странника за его милость, и за то, что он ниспослал свою благодать, - он поднялся на ноги.

Ларе стало не по себе.

«Сьер Раймон говорит обо мне... как о сокровище, редчайшем по ценности, но не обладающем собственной волей и живой душой...»

- Вы уходите?

- Как не было бы мне приятно находится в вашем обществе, но вам нужен покой. Охрану дома будут нести восемь солдат посменно, командует ими сержант Сагон. Если вы пожелаете куда-либо выехать, предупреждайте меня или, в мое отсутствие, его. Сагон и солдаты разместятся во флигеле, вместе с другими слугами. Начальник Тайной стражи также подобрал четырех человек, их я вам представлю на днях. Сейчас позвольте пожелать вам доброй ночи.

- Вы уверены в необходимости таких мер?

- Для аристократии Альби охрана — привычное дело. И разве не так было в Джинере?

- Да, но...

Муж приподнял бровь, и Лара осеклась, затем нашла как продолжить фразу:

- Солдаты. Не вызовет ли это подозрение?

- Все спишут на дикие ноорнские нравы, - сьер Раймон усмехнулся уголком губ, затем свел брови, потянуло холодком, слово где-то открылась дверь: - Я клянусь сделать все, чтобы уберечь вас от любой опасности.

Передернув плечами, Лара упрямо спросила:

- И от жизни?

Он медленно выдохнул, и сказал, вставая с кресла:

- Лара, послушайте. Вы же слышали слова магистра Вальена — со временем дар сможет защитить вас, однако в данный момент охрана необходима.

И в самом деле, откуда этот протест? Дома она не возражала против стражей. И ей вовсе не хотелось спорить с мужем.

- Я согласна, - примиряюще ответила она и тоже встала. - Если вам так будет спокойнее. Но... разве после разлуки супруги не... стремяться в объятия друга к друга?

Взгляд Раймона стал тяжелее, а аура запереливалась яркими цветами. Раздражение — и неожиданно, алым росчерком — сдерживаемое желание. Лара оборвала хлынувший на нее шквал эмоций. Это бесчестно. Она как будто подглядывает за ним. А если он догадывается о чем-то подобном? Знать, что ей внятны настоящее и грядущее, что она считывает его чувства, и то, что, возможно, он хотел бы скрыть?

- Я читала жизнеописания Искр, многие из которых превосходили меня в своих способностях. Они не затворялись от мира и других людей, а несли свой дар на благо Орнея и всех живущих в нем. И брачные узы никогда не были препятствием для служения. А дар возрождался в потомках.

- Вы являетесь единственной Одаренной, - сухо сказал Раймон и шагнул к дверям. - Я не могу рисковать.

- Раймон, рисковать — чем?

Он промолчал, лишь алый в ауре разгорелся сильнее.

- Странник не только одарил меня благодатью, но и допустил, чтобы я стала вашей женой, - мягко улыбнулась Лара. - А значит, положимся на его милость и дальше, - и совсем тихо добавила. - Я скучала по вам.

Видя, что Раймон не двигается с места, Лара подошла к нему. И тогда он мотнул головой и, глухо пробормотав что-то сквозь зубы, подхватил на руки и зарылся лицом в ее волосы.
Опубликовано: 10/06/24, 11:08 | mod 10/06/24, 11:08 | Просмотров: 45 | Комментариев: 2
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (2):   

Очень интересно читать, как она погружается в обучение. А Раймона хочется стукнуть! Не, я всё понимаю, но стукнуть всё равно хочется.  biggrin
Наталия_Медянская   (11/06/24 17:09)    

тут увы и ах по многим причинам. Раймон же о благе державы начал радеть
Anna_Iva   (11/06/24 17:23)