Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Романы » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Искра Странника. Орнейские хроники - 2. (гл 17 -18)   (Anna_Iva)  
Глава 17

...Найденная пещера явилась спасением, словно ниспосланным Странником. Сквозь стену воды беглецы различали искаженные силуэты пирров и слышали, как те спорили. Лара собирала крохи дара, ставшие доступными ей, чтобы затуманить разум преследователей, лишить их чутья. Зубы непроизвольно стукнули. В промокшей порванной тунике было холодно, но изнутри поднимался еще худший холод, и ее била крупная дрожь. Брикасс обнял ее одной рукой, прижимая к себе. Другой он держал за храп Солейна, опасаясь, что жеребец выдаст их ржанием. Наконец, пирры покинули расщелину, но мужчина и женщина в пещере еще долго стояли, обнявшись и привалившись к горячему боку уставшего коня. Лара, не думая больше ни о чем, положила голову на грудь спасшего ее человека — спасшего уже дважды, но на этот раз от смерти куда более жуткой и окончательной. Почему-то ей казалось, что и ее душа навечно осталась бы пригвождена к жертвеннику или попала в рабство Сугаара. Сьер Арно успокаивающе поглаживал ее по вздрагивающим плечам — как гладят испуганного ребенка. Она чувствовала равномерный стук его сердца, в то время как ее собственное заходилось рваным ритмом и пропускало удары. Теперь, когда проклятое ожерелье было снято, она будто пробуждалась от вязкого кошмара или заново открывала для себя мир после тяжкой болезни.

- Они ушли, но это может быть уловкой, - шепнул Брикасс. - Я выйду, чтобы осмотреться, а вы оставайтесь в пещере и держите Солейна, - он протянул ей поводья.

- Погодите. Я сейчас...

Отстранившись, она опустила веки и сосредоточилась, внутренним взором осматривая окрестности пещеры. В ущелье никого, только слабо светились ауры мелкой живности. А вот дальше грозовым облаком стояла глухая угроза: пирры все еще рыскали по долине.

Брикасс терпеливо ждал, однако Лара ощущала его неверие, смешанное с сочувствием. Кажется, он опасается, что она повредилась в рассудке после пережитого.

- Нам придется задержаться здесь, - наконец проговорила она, открывая глаза. - Они неподалеку.

Сомнений во взгляде Брикасса прибавилось.

- Сьер Арно - Лара тяжело вздохнула. - Это не бред сумасшедшей. Я действительно одаренная, поэтому шаман охотился за мной. Сожалею, пока способности восстановились не полностью и... я не могу явить вам чудо огня.

- Я понял, сьера Лара, - спокойно сказал Брикасс, как будто бы ее слова убедили его, и вдруг обернулся в противоположную от выхода сторону.

- Что там? - спросила Лара.

- Сквозняк, - он втянул воздух ноздрями. - Раз мы не можем вернуться, я должен взглянуть, что там. Скорее всего, есть и второй выход. Но вы совсем замерзли, сьера Лара - он потянулся к седельной сумке и вытащил рубаху и суконный плащ.

- Пока я хожу, переоденьтесь.

Лара с запоздалым смущением поняла, что туника едва прикрывает наготу.

- Благодарю вас...

- Вы поблагодарите меня, когда вернетесь домой, - усмехнулся он и, осторожно ступая, направился в глубину пещеры.

Лара торопливо стянула с себя тунику, затем распутала обрывки веревок, все еще обвивавшие ее запястья, и тихо охнула. Тело покрывали синяки и ссадины, на запястьях остались багровые полосы. Шипя от боли, она надела рубашку, еще хранящую тепло летнего дня, затем, завернувшись в плащ, села под ноги пофыркивающему коню. Ничего еще не кончилось, это лишь краткая передышка. Она мысленно потянулась к Раймону, но голова закружилась и перед глазами все поплыло. Что-то мешало ей, поток виделся похожим на пересыхающий ручей. Плохо. Неужели ожерелье действует на нее даже на расстоянии? Удасться ли ей в полной мере восстановиться? А Звезда? Лара не замечала, чтобы Беласко хоть раз пытался воспользоваться силой камня, и надежда продолжала жить в ее душе. Магистр Вальен говорил, что Звезда сама выбирает, кому служить... Таласса и обучение в обители Пастыря казались теперь настолько далекими, будто все происходило не с ней. Что же, теперь самое главное — скорее вернуться в Альби.

Она вдруг поняла, что давно не слышит шагов Брикасса и встревоженно прислушалась. Легче легкого заплутать в темноте! Однако отклик пришел сразу, окутал мягким теплом, и даже леденящий ужас, который до их пор владел ею, отступил.

Судорожно вздохнув, она приказала себе не думать о том, что нечаянно открылось ей в Квилиане. Их чувствам нет и не может быть места!

Послышался шорох, и прозвучал взволнованный, запыхавшийся голос Брикасса:

- Сьера Лара! Выход всего в четверти лиги. Я дошел до него и проверил, можно будет спуститься по другую сторону и провести коня, - подойдя к Ларе, он посмотрел на ее босые ноги, - Садитесь на Солейна.

Он помог ей взобраться в седло и медленно повел спотыкающегося жеребца. Пещера, постепенно сужалась, переходя в узкий тоннель. Поворот — и они оказались в кромешной тьме

- Ничего, — подбодрил Лару Брикасс. - Сейчас вы увидите выход. Осторожнее, здесь лучше пригнуться.

И в самом деле, довольно скоро ход повернул снова, и впереди забрезжило светлое пятнышко.

Как ни была измучена Лара, когда они выбрались наружу, она не сдержала восхищенного вздоха: бесконечные цепи гор, окрашенные во все оттенки синего — от темного, с прозеленью — и до нежно-голубого, тянулись до самого горизонта, сливаясь там с небом. Однако, красота открывшейся им горной страны не только поражала, но и тревожила, заставляя ее почувствовать себя беспомощной.

На всякий случай она обратилась к своей стихии, выискивая враждебно настроенных существ — будь то люди или звери. Никого...

- Здесь нам ничего не угрожает, - тихо проговорила она, не отрывая взгляда от гор.

- Завораживает, не правда ли, сьера Лара? - заметил Брикасс, который тоже разглядывал горы, - Вам ведь никогда не приходилось оказываться вот так — один на один с природой, нетронутой человеком? В такой момент начинаешь понимать, как величественен и вместе с тем равнодушен окружающий нас мир, и что люди — не венец творения, как им хочется считать, а песчинки на ладонях Изначального Творца. Что значат все наши терзания и устремления, страсть и вражда? Дунет ветер, и песчинка канет в небытие, - на его губах появилась усмешка.

Изумленная тем, что Брикасс словно высказал вслух ее собственные мысли, она пробормотала:

- О рожденный женщиной человек! Короток век его, но полон тревог... промелькнет, как тень, и исчезнет*.

Слова Книги Начал, написанной еще до Эпохи Тьмы, прозвучали для нее особенно горько, опять нахлынула дурнотная чернота, из которой она едва успела вырваться. Лара закусила губы, и Брикасс, бросив на нее внимательный взгляд, проговорил:

- Но из песчинок сложены эти горы. Пусть короток век человеческий, но все же мы находим мужество чтобы сражаться до самого конца за себя и за тех, кто нам дорог. И любить, тем самым становясь вровень с самим Изначальным - ведь у него в распоряжении вечность, которой мы лишены.

Лара посмотрела на него с испугом — его слова были почти кощунственны, они противоречили тому, на чем до сих пор строилось ее мировосприятие.

Брикасс улыбнулся ей:

- Ветер вечности еще не подул, мы живы, и должны думать о живом. И поэтому, сьера Лара, давайте-ка попробуем спуститься и отыскать место для ночлега. Завтра решим, куда нам двигаться.

____________________________________________________

* Книга Иова

Спуск занял довольно продолжительное время, и когда беглецы оказались в долине, солнце садилось. Они сразу же наткнулись на ручей, пробивающейся из-под камней и с тихим журчанием прокладывающий свое русло по небольшой поляне, вокруг которой росло несколько лиственниц, и Брикасс сказал:

- Остановимся под деревьями.

Лара, погруженная в горестные размышления, кивнула. Начало проходить безумное напряжение, и все тело у нее ломило, а во рту все еще чувствовался вкус пепла и дыма жертвенного костра.

Брикасс придержал стремя, Лара спешилась и встала на дрожащие ноги, держась за луки седла.

- Садитесь сюда, я принесу вам воды, - он отвязал закрепленный позади седла сентиту и расстелил на траве.

Она шагнула, стараясь не морщится, и обессиленно опустилась на колючий войлок.

Арно задумчиво оглядел ее. Вправду ли случилось чудо, и Искры возродились в мире? Невероятно! Они давно стали легендами, знать, что перед тобой некто, способный повелевать стихиями. А Джузе — ведь он услышал призыв? Возможно ли, что и он тоже... Искра?! Не одаренностью ли объясняется его лекарское чутье? Это не укладывалось в голове - и это могло бы склонить чашу весов на их сторону!

Тряхнув головой, Арно прервал ход своих мыслей. Сейчас есть более насущные проблемы, требующие незамедлительного решения. Стойкость сьеры Оденар поражала, однако ей необходим отдых. Арно вытащил кружку, кинул седельные сумки рядом с Ларой, затем расседлал коня и отвел к ручью. Солейн нетерпеливо потянулся мордой к воде. Арно тоже напился, погружая ладони в холодные, золотящиеся под вечерним солнцем струи. Он неплохо знал земли Фальго и Мендико и всю долину Ордеса, но в этих местах бывать не приходилось. И теперь следовало подумать, куда держать путь,и позаботиться о пропитании и защите. Квилиан слишком далеко, оставалась Руэрба. Должно быть, Джузе уже добрался до нее, вот там они и поговорят. Однако возвращаться назад, через пещеру, представлялось ему слишком рискованно: сумеречники вполне могли затаиться в окрестностях ущелья, где потеряли их след. Эта долина простиралась с востока на запад и уводила от Ордеса, но во время спуска он разглядел, что вскоре она сливается с другой долиной, идущей почти строго на юг, и поэтому не было необходимости в поиске пути через хребет, тем более, что окружающие долину горы изобиловали крутыми склонами и каменными осыпями.

Что же, завтра он осмотрится лучше, Монте-Ерридж видна и отсюда, и послужит ориентиром. У него есть сухари и вяленое мясо, куртка, кое-какие мелочи, необходимые в походе, а также изарр и небольшой запас пуль и пороха. Арно наскоро плеснул себе в лицо и, зачерпнув в ручье кружку, вернулся к Ларе, которая так и сидела, завернувшись в его плащ и безучастно глядя перед собой.

- Пейте, потом надо будет поесть.

Пока она пила, Арно достал фляжку с изарром, и порывшись в сумке, вытянул кусок достаточно чистой тряпицы.

- Спасибо... - тихо проговорила Лара, возвращая пустую кружку.

- Позвольте мне взглянуть на ваши раны.

- Это просто царапины, - она поежилась. - Дар поможет мне... Скоро все пройдет.

- Иногда простая царапина может стоить вам жизни, если ею пренебречь.

- Как вам будет угодно, - устало вздохнув, она сбросила плащ.

Рука Брикасса легла на ее ногу чуть ниже колена, и Лара вздрогнула.

- Больно? - он кивнул на ссадины, покрывающие внутреннюю сторону голеней.

- Чуть-чуть....

- Это после скачки, повреждения поверхностные, но неприятные, - говоря это, Арно поднялся и еще раз сходил к ручью за водой, затем стал осторожно смывать пыль и землю с нежной кожи. - Будет щипать, - предупредил он, плеснув настойки на тряпицу.

- Я знаю. В Талассе я помогала Сестрам в госпитали обители, - Лара вымученно улыбнулась в ответ, и втянула воздух сквозь стиснутые зубы, когда он принялся протирать ссадины.

- А я достаточно насмотрелся на работу Джузе. Только благодаря ему мне удалось спасти вас.

- Господин Орсала? Он был с вами? - удивленно спросила Лара.

- Да. Фейерверк у жертвенника — его изобретение, - Арно усмехнулся. - Полагаю, пирры достаточно впечатлились. После он должен был отправиться в Руэрбу, столицу клана Фальго. Мы тоже пойдем к Фальго.

Отголосок пережитого ужаса холодом стиснул сердце, и Лара прерывисто вздохнула. Арно, бросив на нее внимательный взгляд, добавил:

- Фальго — друзья, сьера Лара. Нидерра Астигар выделит воинов, чтобы сопроводить вас в Альби.

Она виновато потупилась и сказала:

- Я бы поискала, где сейчас ваш друг, но не выйдет...

- Ничего. Позже. А теперь посмотрим, что у вас с руками.

Она послушно протянул руки. Сильные пальцы Арно уверено и легко ощупали ее распухшие, потемневшие от кровоподтеков запястья.

- А здесь больно?

- Не очень.

- Я опасался, что в костях могут быть трещины, но думаю, что все в относительном порядке, - уголки его губ тронула улыбка. - Солнце уже низко, а в горах не стоит блуждать впотьмах. Переночуем здесь, место кажется достаточно удобным.

- Хорошо, сьер Арно, - тихо ответила она, вновь натягивая плащ на плечи.

Брикасс сказал, доставая связку вяленого мяса и сухари:

- Перекусим, потом я соберу хворост для костра. У меня есть еще куртка, но ночью будет холодно.

Взгляд Лары упал на темные ломтики, и желудок скрутили спазмы.

- Я не хочу! - выкрикнула она, отшатнувшись и закрывая лицо руками.

- Сьера Лара?

Она замотала головой и сжалась в комок.

- Их крики! Они всегда будут звучать в моих ушах!

- Выпейте вот это, - Брикасс обнял ее, пристроив ее голову к себе на плечо.

Дрожащих губ Лары коснулся край фляжки, она сделала глоток и задохнулась: рот обожгло, затем огненный сгусток покатился вниз.

- Что... это?! - тяжело дыша, простонала она.

- Изарр. Вам станет легче.

Его бережные объятия и тепло рук успокаивали, заставляли ее чувствовать себя живой. Ее, но не тех несчастных, принявших жуткую смерть по ее вине! Лара подняла на взгляд и увидела в глазах Арно сочувствие и боль. И тоску. Голова закружилась, и Лара уткнулась лицом ему в грудь. С ее губ бурным потоком, более не сдерживаемым рухнувшей плотиной, полились бессвязные слова:

- Я должна была предупредить... Но все напрасно! Доля провидцев — знать и ничего не мочь предотвратить... Так сказал шаман. Он привел меня в Квилиан и держит до сих пор... Я чую... Я не хотела... такой судьбы! Читать в сердцах людей — это проклятие! Когда я увидела вас... Если бы можно было все изменить! Уехать... С вами... Далеко! Я желала этого еще тогда... на корабле!

«Странник милостивый!»

Она говорит... о нем?! Так значит, не только его насмешница-Ананк поразила запретной любовью? Несмотря ни на что, он продолжал видеть женщину, а не великую Искру. Любимую, желанную женщину. И теперь, когда она льнула к нему, и ее слова... Это наносило сокрушительные удары по его выдержке.

- Тише... тише, - его дыхание шевелило прядки волос у нее на виске.

«Я должен...»

Но что именно он должен, осталось недодуманным, потому что повинуясь внезапному порыву, Лара вскинула голову и приблизила свои губы к его. И замерла, с отчаянием глядя ему в глаза.

- Лара... - прошептал Арно. Его ладони скользнули по спине молодой женщины: - Лара, - повторил он и прерывисто вздохнул, а потом прильнул к ее губам, - нежно, очень нежно, видя, что она на пределе и не желая пугать ее.

Лара затрепетала в его руках, и он оторвался от нее, разжимая объятия, потому что ему показалось, что она вырывается. Но ее руки обвились вокруг шеи, и теперь она уже сама самозабвенно, до боли в губах целовала его, разжигая в нем пламя, которое он так безуспешно старался в себе погасить.

Арно медленно опустил ее на плащ и склонился, целуя ее мокрые от слез веки. Затем его губы скользнули по шее, коснулись ямочки между ключиц. Ее запах, вкус ее кожи пьянили его.

Он провел рукой по бедру Лары.

- Какая ты красивая...

И она запрокинула голов покоряясь его напору и признавая свое поражение перед неистовым вихрем, который закружил их обоих, сметая любые преграды на своем пути и заставляя забыть обо всем.

Глава 18

...Несколько мгновений они лежали неподвижно, потом Арно пошевелился и приподнялся на локтях, с тревогой вглядываясь в бледное лицо Лары с еще непросохшими дорожками слез. Глаза ее были закрыты, однако грудь вздымало ровное дыхание. Он с облегчением понял, что она просто спит. То, что произошло, тоже казалось сном. Необоримая усталость сковывала и его, однако Арно поднялся, набросил на Лару свою рубаху и укрыл плащем, затем оправил одежду и, прихватив сухарь и пару ломтей так некстати предложенного мяса, отправился собирать топливо для костра. Разводить костер был рискованно, однако сухие ветки горели почти без дыма, а огромные лиственницы должны скрыть их присуствие от недобрых глаз.

Он набрал воды в маленький котелок, а речные окатыши подошли для подобия очага и вскоре среди камней негромко потрескивало пламя. Завтра он лучше приготовится к ночевке, а сегодня нужно просто положиться на удачу. За Солейна можно было не беспокоиться: конь выучен не только оставаться возле всадника, но и поднять тревогу, почуяв приближение людей или зверей. Арно потер ладонями лицо и снова посмотрел на Лару. Отсветы пламени кидали блики на ее умиротворенное лицо, губы, прежде твердо сжатые, приоткрылись, и он почувствовал прилив нежности, и почти страх — перед этой всепоглощающей любовью которая затапливала его. Ему, считающему, что на опасность надо отвечать яростью, нечего было противопоставить древней власти, которая была под стать самой Природе, окружавшей их. Может быть, лишь свою иронию? Он криво усмехнулся.

«Видно, пришло время понять, что есть вещи, неподвластные тебе, не так ли?»

Костер будет гореть какое-то время. Арно полложил охапку хвороста рядом с собой - будет.ю что подбьрасывать в огонь. А ему тоже надо поспать. Натянув куртку, Арно пристроился на край сентиту и немедленно провалился в сон.

Ему показалось, что не прошло и децимы**, как что-то разбудило его. Однако, он проспал дольше, потому что в темноте багряно рдели угли. Арно приподнял голову: тишина, в паре туазов вырисовывался темной глыбой Солейн. Конь хрупал травой и не проявлял никаких признаков тревоги. Воздух ощутимо посвежел, значит скоро рассветет. Арно положил поверх углей пару еловых веток, подождал, пока огонь разгорится.

После краткого отдыха самые противоречивые чувства обуревали его. Что это было, что бросило их в объятия друг друга? Как получилось , что он, позабыв о чести, поддался влечению, не отвел руки цепляющейся за него женщины? Как он посмотрит в глаза сьеры Оденар, когда та проснется? Разве он не видел, что с ней происходит, его долг был уберечь ее от себя самой, а не бросаться в омут страсти... Однако слова Лары, пусть и вырвавшиеся под влиянием момента, ошеломили его, а ее близость окончательно свела с ума. Он должен был предусмотреть нечто подобное, но почему-то не сумел сделать это.

Ему еще предстоит обо всем подумать. Но... завтра. Вперед многие лиги и неисчислимые опасности, и самое важное сейчас - добраться до дружественных земель.

Плечи Лары вздрогнули; она вздохнула и свернулась в клубок. Наверняка, замерзла.

«День придет и принесет новый свет и новую пищу».

Тяжело вздохнув, он опустился обратно на сентиту и мягко привлек к себе Лару, обнимая и согревая ее.

** час в Орнее равен 180 мин, децима — ок 20 мин

На рассвете близко подошедший к спящим Солейн переступил копытами, звякнула о камень подкова, и этот звук разбудил Лару. В первый миг она не могла понять, где находится. События вчерашнего дня переплелись в памяти причудливой фантасмагорией, фресками с изображениями мытарств, ожидающих тех, кто упадет со Звездного моста, и чего-то, тревожно-щемящего и восхитительного одновременно. Тело затекло, она попробовала потянуться и охнула: как же все болит! Тут же пришло ощущение собственной наготы, кожа горела от соприкосновения с шершавым войлоком. И... Она обнаружила, что рядом лежит сьер Арно, а она обнимает его, и голова ее покоится на его груди.

Теперь воспоминания хлынули потоком: ужас жертвоприношения и чудесное спасение, бешеная скачка и лицо Брикасса, склонившееся над ней, близко, очень близко синие глаза, в них - жажда и нежность, его губы, ласкающие ее...

«Я и сьер Арно! Странник, помилуй нас! - Она похолодела, в горле встал ком. - Нет! Это невозможно, я брежу!»

Нет, ничего ей не привиделось, более того - она сама бросилась к нему на шею! Не взирая на боль, Лара рывком села и закуталась в плащ. Было рано, солнце только окрасило в розовые тона самые вершины гор, а в долине еще лежала глубокая тень.

От ее резкого движения Брикасс тоже проснулся и пристально посмотрел ей в лицо. Однако Ларе было бесконечно стыдно встретится с ним глазами, и она отвела взгляд.

Брикасс поднялся на ноги и отошел к погасшему костру. Молчание становилось невыносимым.

- Сьер... Арно, - сглотнув, начала она, - то... что случилось... Вы вправе презирать меня, ведь я...

- Сьера Лара, выслушайте меня, - остановил ее Арно, постаравшись как можно более смягчить голос.

«Этого и следовало ожидать. А и я тоже хорош. Дери меня все Твари Запредельные!»

- Не вините себя, - он грустно улыбнулся. - Случилось то, что случилось. Нам предстоит тяжелый и долгий путь. И я совершенно не вправе презирать вас, потому что я также желал того... что произошло между нами. Более того, на мне лежит гораздо большая вина... учитывая состояние, в котором вы были. И я в полной мере осознаю и принимаю ответственность за возможные последствия.

- Какие последствия? - голова у Лары шла кругом, и даже ноющая боль в мышцах отступила.

- Если окажется так, что вы понесли ребенка, я должен знать. Пообещайте мне, что найдете способ известить меня и не предпримите никаких... необдуманных шагов. Я признаю его.

- Будьте спокойны на этот счет, - горько усмехнулась Лара. - Это невозможно.

И подумала о муже.

«Я изменила Раймону!»

Боль пронзила сердце, и на мгновение Ларе захотелось, чтобы земля разошлась и поглотила ее.

- Как вы можете знать это наверняка?

Вопрос разозлил ее, и она не особо любезно огрызнулась:

- Знаю. Я - Искра!

- Простите. Мне сложно привыкнуть к этому, - глухо пробормотал Брикасс. Он подвесил котелок с водой над костровищем и принялся разжигать огонь. - Вам надо поесть. Сухари, - предупреждая возможный отказ, улыбнулся он.

Спокойный тон, обыденность его слов и действий неожиданно успокоили Лару. Она поняла, что голодна, но прежде ей хотелось умыться. И не будет же она до скончания времен сидеть, завернувшись в плащ? Она нетерпеливо повела плечами.

- Я отвернусь, - догадался о ее смущении Брикасс. - Вы сможете встать?

- Думаю, да.

Она торопливо натянула рубаху, затем набросила плащ на плечи, и, стиснув зубы, встала на ноги. Путь до ручья показался длинным, острые камешки больно впивались в босые ступни. Но после того, как Лара умылась, ей сразу стало лучше. Она попыталась привести в порядок растрепанные волосы, пальцами раздирая густые длинные пряди и тихонько ойкая. Постояла еще, вдыхала прохладный воздух и слушая щебечущих на все лады птиц. Край солнца появился над горным хребтом, вспыхнул и запереливался сотнями оттенков покрытый росой луг. Лара оглянулась на место стоянки. Сьер Арно обтирал коня скрученным в жгут пучком травы и что-то тихо говорил ему. Она вздохнула. Несмотря на попытку объяснения, напряжение было разлито в самом воздухе, и при одном взгляде на этого мужчину сердце замирало, а потом пускалось вскачь. Сбывшаяся мечта, что обернулась неизбывной печалью. Однако первоначальное потрясение прошло, и она заставила себя собраться с духом. Мысль об измене тяжким грузом лежала на душе, но это личное дело ее и Раймона. И она готова держать перед мужем ответ. Когда все закончится. Теперь же...

Лара попробовала пойти в поток, однако что-то препятствовало. Как и накануне, она видела пеструю мозаику жизни затерянной в горах долины, но при попытке проникнуть взглядом дальше вокруг нее вырастали барханы сыпучего песка. В чем может быть причина? Она утратила дар? Ожерелье Сугаара все еще лежало в седельной сумке, но просто выбросить его не казалось Ларе выходом. А огонь? Тяжелые бусины — то ли неизвестный металл, то ли камень, уничтожит ли огонь проклятый артефакт? Если бы у нее оставалась Звезда! Она закусила губы, еще раз подумав о том, к каким ужасающим последствием привел ее порыв, и тяжело вдохнув, побрела назад.

В котелке закипела вода. Брикасс, подойдя к костру, бросил в воду округлые светло-зеленые листочки.

- Что это за растение? - с невольным любопытством спросила Лара, вдохнув тонкий пряный аромат.

- Мелисса. У пирров она наделена священной силой, считается, что ее соки придают сил и отгоняют зло, - он снял котелок с огня и перелил часть отвара в кружку.

- Вы много знаете о... пиррах?

Лара осторожно отпила горячий отвар и вгрызлась в ржаной сухарь.

- Это храбрые люди с пылким сердцем, и я рад считаться другом клана Фальго, - начало было Брикасс, но запнулся. - Впрочем, вам сложно с этим согласиться. Но Фальго поклоняются Илларге и Осту, а не кровожадному Сугаару. Мне не известно, какому из кланов принадлежит эта долина, но на юге культ Сугаара почти не распространен. Будем уповать на Странника. Руэрба не так далеко от Монте-Сут, однако возвращаться назад через пещеру опасно, как и задерживаться здесь. Нам придется идти в обход. Надеюсь, сегодня мы наткнемся на селение и сможем купить на альбийские кроны припасы и одежду для вас. А главное — обувь.

Лара уткнулась в кружку, вспомнив, что мужская рубашка и плащ, составляющие ее одежду далеки от самых вольных норм приличия.

- Как вы считаете нужным... сьер Арно, - пробормотала она.

«Он прав — случилось то, что случилось. А сейчас надо идти дальше».

Они пустились в путь сразу после завтрака. Брикасс вел Солейна в поводу, выбирая дорогу. Солнце начало припекать, и Лара, поколебавшись, сняла тяжелый жаркий плащ и убрала его в сумку. Брикасс как будто не заметил этого, продолжая неутомимо шагать впереди. После полудня им встретилась поляна, усыпанная земляникой.

- Не будем пренебрегать этим щедрым даром природы, - сказал Брикасс, останавливаясь.
Кажется, это были его первые слова с самого утра. Лара кивнула, спешиваясь. Только однажды ей довелось попробовать землянику, и нежный сладкий вкус запомнился. Она опустилась на колени, собирая спелые ягоды. Брикасс взобрался на залитый солнцем пригорок, затем подошел к ней, протягивая ей полные пригоршни ароматного лакомства. Лара взглянула ему в лицо: он смотрел напряженно, будто опасался, что она отвергнет это подношение. Она и собиралась отвергнуть, но... Незнакомец, дерзящий ей в узком переулке знойной Джинеры, либерос в покрытой вмятинами кирасе, благородный изгнанник, принесший ей спасение — все образы вдруг слились воедино. Мужчина, предназначенный ей звездами, с кем они разминулись... И тогда Лара наклонилась к его ладоням, губами беря ягодку за ягодкой.
Руки Брикасса дрогнули, когда губы Лары коснулись кожи, он прерывисто вздохнул, но не не отступил и не отвел их.
- Вкусно, - прошептала она и улыбнулась: - Я съела почти все. А вы?
Он ответил не сразу. Лара опустила голову, как никогда остро ощущая его ауру, где мешались золотые и темно-лиловые нити — любви и щемящей печали...
- На мою долю тоже хватит, не переживайте, - Брикасс высыпал остатки земляники в рот: - Как бы не хотелось задержаться на этой поляне, поспешим.

Он больше не смотрел на нее, и Лара мысленно обругала себя — что она творит?!

Под вечер им опять повезло: они столкнулись с пиррейскими пастухами. Эта была семья, состоящая из седого патриарха, его сына с женой и трех разновозрастных ребятишек. На пологих склонах паслась огромная — не меньше сотни овец - отара под присмотром лохматых собак. Брикасс заговорил с главой семейства на пиррейском и показал деньги. Тот оглядел путников цепким взглядом и, ткнув пальцем в нож, висевший на поясе у Брикасса, что-то коротко ответил. Помедлив, Брикасс кивнул. Так Лара стала обладательницей льняных туники и штанов, а также башмаков из превосходно выделанной кожи. Впридачу им дали ячменных лепешек, половина из которых были немедленно съедена.

- Я могу идти пешком, - заявила Лара, когда они расстались с пиррами.

Одевшись, она почувствовала себя уверенней.Брикасс с сомнением покосился на нее, и она поспешила добавить:

- Я хорошо себя чувствую, а Солейн и так вез меня целый день.

Он не стал спорить, а лишь кивнул. Пока все складывалось удачно, погоня потеряла их следы. Вот только что было делать с тем притяжением, что натянутой струной звенело между ним и сьерой Ларой? Он не ожидал, что она начнет есть землянику из его рук, и едва поборол искушение прильнуть к ней в поцелуе и пить ее дыхание.

«Ничего не мешало принести ягоды в кружке. Так что нечего сетовать» - язвительно сказал он себе.

На ночевку они остановились еще засветло, под скальным карнизом, закрывавшем их от ветра. Ужин состоял из остатка лепешек и отвара мелиссы. Покончив с ним, Арно задумался, глядя в огонь. Пастухи были из клана Сиралла, Вереск, ведущего замкнутый образ жизни и занимавшегося в основном скотоводством. Их малонаселенные земли лежали в стороне от главных дорог, и это значило, что на лиги в округе могло не быть деревень. Арно предполагал подстрелить утку или иную пернатую дичь, благо та в изобилии гнездилась в Пиррейских горах, однако отказ сьеры Лары от мяса грозил обернуться серьезными затруднениями. Вряд ли великодушные пастухи будут встречаться им на каждом шагу.

Арно поймал неуверенный взгляд Лары. Немудрено, после всего, что произошло.

- Ночи здесь холодные, - спокойно сказал он.

- О чем вы, сьер Арно?

- О том, что спать мы будем под одним плащом. Сейчас не время для условностей и правил, диктуемых нашим строгим обществом.

***

- Тебе не уйти от того, что предназначено, - прозвучал глухой голос.

Спиной Лара чувствовала холодный камень, в тело впились веревки.

«Это мне снится... Сьер Арно пришел и спас меня...»

- Посмотри, сон ли это!

Она приподняла тяжелые веки и обмерла от ужаса. Прямо перед собой она видела лицо Беласко. В узких глазах, казалось, состоящих из одних зрачков, клубился мрак.

- Сугаар выбрал тебя!

Слова подавляли волю, и Лара забилась, инстинктивно, как дикое животное, угодившее в сеть охотника и еще туже затягивая петли веревки.

Шаман взмахнул жертвенным ножом и широкое черное лезвие вновь поплыло к ней.

«Сейчас... сейчас из дыма вырвется всадник...»

Жгучая боль разлилась в груди, и Лара закричала, корчась в своих путах. Метнулись скрюченные пальцы, затем Беласко поднес руку к ее лицу. Лара застывшим взглядом уставилась на пульсирующий кровавый ошметок на ладони шамана.

«Сердце... Это мое сердце! Я мертва!»

Из зияющей раны в груди толчками выплескивалась кровь, но Лара все жила, и самым непостижимым образом продолжала чувствовать непереносимую боль и осознавать происходящее.

- Хорошо! Он уже здесь!

Окружающий мир превратился в огромный кристалл, в котором она видела бессчетные отражения двух фигурок: женскую, похожую на сломанную куклу, испачканную красной краской, и мужскую, триумфально воздевшую руку с ярко горящей багровой искрой. Огромный змей с человеческой головой обвивал кристалл. Потом разум затопила тьма, и Лара захлебнулась безумным воплем...

...Руки... чьи-то руки дотрагиваются до нее, проводят по плечам, по лицу... Как она может чувствовать прикосновения, ведь она умерла. Теплые, даже горячие... нет, это ее кожа холодна, как лед.

- Сьера Лара! - голос зовет, не отпускает.

Она открыла глаза. Темно. Так и должно быть. Однако, постепенно в голове проясняется: проступает скальный свод в слабых красноватых бликах от почти прогоревшего костра, ночное небо снаружи.

- Вы меня слышите?

Ее осторожно встряхивают за плечи.

- Он убил меня... - шепчет она пересохшими губами. - Шаман... Он вырвал мне сердце...

…Когда сьера Лара застонала и начала метаться, Арно подумал, что у нее кошмарный сон. Неудивительно. Но этот был чем-то, из ряда вон выходящим. Арно никак не мог разбудить ее — до тех пор, пока отчаянный вопль не вырвался из ее груди, и она не замерла, холодная и недвижная... Что за морок наслал проклятый шаман?!

- Вы живы, сьера Лара... - сказал он дрогнувшим голосом.

- Беласко сказал, что мне не уйти от предназначенного...

Ему было не по себе от опустошенного блуждающего взгляда Лары. Как освободить ее, увести из мира сна, от самой грани, на которой она остановилась?

Арно дотронулся губами до ее лба, словно доказывая ей, что она в самом деле жива, но единожды поцеловав ее, был уже не в состоянии остановиться.

Совсем близко - ее огромные, блестящие от непролившихся слез глаза.

- Люби меня...

- Я не отдам тебя Тьме, — шепчет он, целуя ее веки, и колкие лучики ресниц опускаются, а руки скользят вверх, обвиваются вокруг его шеи.

Ощущение бархатистости ее кожи под его ладонями, ее губы, едва слышно повторяющие одно слово. Он желает понять, что она говорит и наклоняется еще ниже.

- Арно, — словно пробуя на вкус его имя, шепчет она, - Арно!

Мужчина склоняется перед женщиной, как перед богиней, а она тянется к нему всем своим существом, будто стремясь прорасти сквозь него.

- Я люблю тебя! Звезды, как же я люблю тебя!

Их сплетенные тела вершат извечный, священный танец, прогоняющий мрак, и гимном возрожденной жизни звучит ликующий крик...


- Шаман сказал, что Сугаар уже здесь... - Лара прижалась щекой к его груди. Взошла луна, и серебрянный свет коснулся их. - Полнолуние. Мне было видение, что Квилиан падет в полнолуние. Но мой дар до сих пор запечатан, и я ничего не могу поделать...

- Я мало знаю об Одаренных и Тьме. Никогда не интересовался, меня занимало другое, - тихо ответил Арно. - Однако убежден, что если мрак так яростно пытается ворваться в мир, найдется свет, что рассеет его.

- Что же будет дальше?

Пальцы Арно погрузилась в ее густые волосы на затылке, ласково перебирая волнистые пряди

- Не думай об этом сейчас, - прошептал он, закрывая глаза, - Просто... живи.
Опубликовано: 20/06/24, 22:20 | mod 20/06/24, 22:20 | Просмотров: 45 | Комментариев: 16
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (16):   

17 глава дважды скопирована) Доходишь до самого пикантного места и снова в пещеру возвращаешься)))
Виктория_Соловьёва   (21/06/24 11:30)    

Эх попытаюсь поправить. Но 18 тему продолжпет
Anna_Iva   (21/06/24 13:55)    

кстати, соглашусь с Викой - есть повторы в тексте. Аня, просмотрите и уберите ненужное.
D_Grossteniente_Okku   (21/06/24 18:39)    

Я с телефона не смогу. Если получится выйти с ноутбука поправлю))
Anna_Iva   (21/06/24 19:47)    

да, поправила.
 Тогда выложу дальше
Anna_Iva   (21/06/24 22:10)    

Ой, Вика, или тебе не нравицца возвращаться в пещеру? shy
D_Grossteniente_Okku   (22/06/24 08:10)    

Пещеры заманчивы, какие-то древние корни начинают шевелиться внутри при слове пещера) Однако я очень боюсь ограниченных пространств, по мне так правильно, что предки покинули пещеры и стали строить дома)))
Виктория_Соловьёва   (22/06/24 08:22)    

Лара жива - значит, есть возможность возобновить силы её дара...
D_Grossteniente_Okku   (21/06/24 02:13)    

Ну да. Жива но не совсем в себе. А я думала вас возмутит её грехопадение
Anna_Iva   (21/06/24 08:48)    

Грехопадение?
Меня возмутило бы, если б автор оставил её в руках пиррских шаманов. 
А тут - всё по жизни, есть влечение душ человеческих друг к другу.
D_Grossteniente_Okku   (21/06/24 18:43)    

Признательна за понимание). Некоторые читатели бросали на этом месте читать и всячески порицали
Anna_Iva   (21/06/24 19:48)    

Ой, Аня, на этом месте бросали читать или поцы, или те, кто не знают жизни.
Я вас умоляю - не скажу, чьто знаю жизнь вдоль и поперэк, но скажу, что ваши романы вселяют в меня таки надежду, што не так всё плохо в русской литэратуре))).
D_Grossteniente_Okku   (22/06/24 08:09)    

Спасибо. Сейчас увы творчество на паузе. Но эта часть все-таки завершена
Anna_Iva   (22/06/24 09:42)    

хотела еще добавить то в след главах раскроется сдуьба Джузе. А он внезапном становится героем первого плана
Anna_Iva   (22/06/24 23:11)    

сдуьба Дужзе?)))
всеьма итнересно up  yes
D_Grossteniente_Okku   (23/06/24 17:59)    

Да, можно и так сказать.... но вы уже узнали
Anna_Iva   (23/06/24 19:28)