Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
  Все произведения » Проза » Романы » одно произведение
[ свернуть / развернуть всё ]
Эмигрантское чтиво 22. Этого ещё не хватало!   (Асия_Караева)  
Этого ещё не хватало!


Моя дорогая Мия, что же с нами происходит? Тебя похитили, да и я тоже никак не могу выкарабкаться из своих проблем. Тебе надо быть осторожнее! Уверена, что во всем замешан Дон Жуан. Кто же ещё, как не он! Я же говорила тебе, держись подальше от богатых и влиятельных, и от политиков.

Кроме всего дерьма с Матиасом, я узнала о том, что беременна. Сначала думала, что у меня задержка из-за стресса - так что особо не беспокоилась. Но потом купила в аптеке тест, и он оказался положительным. Я пошла к врачу, который взял у меня анализ крови. И подтвердилось, что я беременна.

Не знаю, что делать. Я сохраню ребенка. Как же иначе? Для меня нет другого выбора.

Я так боюсь… Достаточно ли у меня сил?

Высокомерная тётка с сумкой полной…

Моя дорогая Мия,

Давно ничего от тебя не слышала. Ты что поменяла номер телефона? Я очень беспокоюсь. Пожалуйста, напиши мне!

Матиас время от времени мне звонит. Он до сих пор в Штатах. Какое-то время я ничего не говорила ему о беременности. Но недавно я ему сообщила. Сначала он был шокирован. Потом стал меня успокаивать, говорил, чтобы я не боялась и что он мне поможет. Мол скоро у меня будет датское гражданство, и я смогу приехать к нему в Штаты. Он как всегда наивен. Я изучаю право и прекрасно знаю, что могу рассчитывать на датский паспорт в лучшем случае только через два года.

Недавно мне позвонила женщина, говорившая на американском английском с восточноевропейским акцентом. Это была тётя Матиаса. Её зовут Ирис. Она приехала из Штатов, чтобы увидеться со мной. Я с ней встретилась.

Ирис пригласила меня на обед в отель Англетер на Конгенс Нюторв. Можешь себе представить? Я уже предвкушала омаров, устриц, фуа гра…

Я зашла в великолепное здание пятизвездочного отеля со старинными хрустальными люстрами на потолках и увидела элегантно одетую высокую стройную женщину с короткой стильной стрижкой. На вид ей около пятидесяти. Она была необыкновенна красива. Брюнетка с яркими голубыми глазами, как у Матиаса.

- Анара? - спросила она меня.

- Да, это я.

Ирис осмотрела меня с головы до ног, будто я - лошадь, которую она покупает на базаре.

- Давай для начала выпьем, - сказала она тоном, не допускающим отказа.

Мы зашли в бар, и она заказала шампанское.

- Матиас много о тебе рассказывал, что не свойственно для него. Так что я решила тебе помочь. Я очень забочусь о моем племяннике.

- Ну и дерьмовое же это место – Копенгаген, - продолжила Ирис. - Я была здесь в молодости. Город ничуть не изменился. Не завидую тебе. Бедняжка, тратишь свою молодость в этой дыре с нескончаемым дождем, ветром и уродским языком!

- Я очень осторожно отношусь к переводу денег, - всё продолжала она. - К международным переводам. Особенно в связи с щекотливой ситуацией, в которую попал Матиас.

- Но что это за ситуация? Могли бы вы мне объяснить? - обратилась я к ней, бросив на нее такой решительный взгляд, что она отвела глаза.

- Знаешь, девочка, ты ещё слишком молода, чтобы знать что-то о жизни, - сказала она.

А я про себя подумала: «Теперь эта высокомерная богатая сучка будет учить меня жизни!»

Я ничего не сказала, но она поняла по моему выражению лица, что я вся кипела от негодования.

- Ладно, перейду к делу, - зашептала Ирис мне в ухо. – Матиас несколько раз перевозил здесь, в Дании, кокаин для сербов. Он сделал это всего-то раза два, но произошло что-то неожиданное. И сейчас полиция просит его свидетельствовать против его друга.

Я слушала её, не проронив ни слова.

Ирис расслабилась и вернулась к своему прежнему высокомерному тону:

- Тебе нечего беспокоиться о Матиасе. Он наслаждается жизнью в Калифорнии.

«Я в этом не сомневаюсь», подумала я с горечью про себя.

- Ведь он – актёр, - продолжала Ирис. - Калифорния - лучшее для него место. Может даже хорошо, что он связался с наркотиками. У него была веская причина уехать из Дании. Я всегда его уговаривала жить со мной. Ведь у него green card. Он получил её благодаря мне. Я не как его мать. Та - такая непрактичная и вышла замуж за деревенщину из Боснии, который работал потом на фабрике Danish Crown.

- Этот деревенщина – отец Матиаса, - напомнила я Ирис.

Отец Матиаса – инженер, но когда он приехал в Данию, он согласился на любую работу, чтобы обеспечивать семью.

- Да, жаль, что он – отец Матиаса, - выдохнула Ирис.

Она начала меня раздражать, и я ей наврала:

- Я не смогу с вами пообедать. Мне нельзя ничего есть. Сейчас Рамадан - у меня пост.

Это была глупая отговорка после выпитого бокала шампанского. Но я была уверена, что она ничего не знает о Рамадане.

Ирис посмотрела на меня с испугом в глазах:

- Ничего страшного, если тебе нельзя есть.

Она сунула мне какую-то сумку.

- Пожалуйста, возьми это. Матиас умолял, чтобы я тебе передала. Это от него. Обещай, что раскроешь её у себя дома.

Она вызвала мне такси и заплатила за него. Придя домой, я открыла сумку. Она была доверху наполнена зелёными баксами. Я начала считать. Их было десять тысяч.

Тогда я стала вспоминать, что Матиас рассказывал о своей тёте Ирис из Калифорнии. Она работала в Штатах моделью. А потом вышла замуж за очень богатого американца, который вскоре умер, оставив ей всё своё состояние и несколько домов. У Ирис нет детей. Матиас с теплотой вспоминал те счастливые моменты из своего детства, которые он проводил с ней. Ирис часто бывала в Копенгагене. Они посещали Тиволи[1], Дюрехаун[2] и даже ездили на Ривьеру к белоснежным скалам Мёна[3]. Ирис забирала Матиаса в Калифорнию, где он гостил у неё целое лето. Поэтому Матиас говорит по-английски без акцента. «С ней тогда было здорово и интересно», вспоминал он.

Но с возрастом Ирис изменилась. С ней становилось всё сложнее, и Матиас начал её избегать. Каждый раз, когда Ирис хотела приехать в Копенгаген, Матиас придумывал причину, чтобы с ней не встречаться. Он врал, что ему надо ехать на съемки в Норвегию, в горы…

Что за история, моя дорогая! До сих пор не могу прийти в себя. Пошлю тебе деньги через Western Union.

Что же касается моего любимого Матиаса и его криминальную активность, уж лучше я просто промолчу.

До скорого!

[1] Тиволи - парк аттракционов в центре Копенгагена.

[2] Дюрехаун - огромный лесопарк с оленями недалеко от Копенгагена.

[3] Мён - одно из самых красивых мест на датской Ривьере с высокими белоснежными скалами и с чистейшей морской водой.

Всё, что мне осталось – это секс по телефону

Дорогая Мия,

Наши отношения с Матиасом достигли кульминации. Я не могу его видеть и не могу до него дотронуться. Что ещё мне остается? Разговоры по телефону. А ведь он ненавидит говорить по телефону. Писать сообщения по телефону или электронные сообщения? Он не умеет. Ведь он - не романтик.

В прошлый раз я расспросила его о сумке, которую привезла Ирис.

- Интересная сумка. И что теперь? Сербы или полиция будут за мной следить?

- Не будь глупой. Кому ты нужна? – ответил он. - Содержимое сумки из законного источника. Я занял деньги у моей тёти.

- И она нормально отнеслась к тому, что ты никогда их не вернешь?

- Да, нормально. Можешь об этом не беспокоиться.

- Матиас, ты наверное лижешь ей п...

- Даже еще хуже, - засмеялся он.

- Я тебе не завидую. По-моему, жизнь в холодном Копенгагене у тебя была веселее, чем в солнечной Калифорнии.

- Да, в какой-то степени, - согласился он. – Но я скоро перееду от Ирис. У неё есть маленькая квартирка в Санта-Монике. Бывшие съемщики изгадили эту квартирку. Мне надо будет сделать в ней ремонт, и я могу там пожить.

- А как насчет съёмок?

- У меня есть агент, но пока он ничего не может предложить.

- А чего ты хотел? Это не легко. Это же не Копенгаген.

Так проходит моя жизнь… И наша совместная жизнь с Матиасом…

Мия, я очень о тебе беспокоюсь. Как ты? Пожалуйста, не ходи на рейв-вечеринки! В том состоянии, в котором ты сейчас пребываешь, наркотики ещё больше его усугубят - разладят твои мозги и разрушат твою жизнь.

Со мной все ОК

Извини меня, моя дорогая Анара, за то, что давно тебе не писала. Я пыталась найти себе хоть какое-то занятие, чтобы заглушить воспоминания о недавних событиях в моей жизни.

Я очень рада новостям о твоей беременности. Правда, очень рада! Я, конечно же, не желаю, чтобы ты стала матерью-одиночкой или имела ребенка от безответственного отца, ведь я по собственному опыту знаю, что это такое. Но тем не менее! У тебя будет что-то тёплое и родное, невинное и полное любви, о котором ты будешь заботиться. Уверена, всё с тобой будет хорошо, и у твоего ребенка будет всё необходимое для счастливого детства. Я попытаюсь помочь тебе всем, чем могу. Будь счастлива, моя дорогая! Ведь это такое благословление в наших перекошенных жизнях!

У меня тоже есть новости, которыми хочу с тобой поделиться. Я связалась с Китом, помнишь парня, с которым я познакомилась на готической вечеринке? Сейчас он находится в Штатах по бизнесу. Мне кажется, он занимается чем-то, связанным с чёрным золотом. Он вроде бы инженер-химик. Он как-то объяснял, что он делает, но я не особо внимательно слушала, хотя, возможно, было бы неплохо получше о нём узнать. Мы договорились встретиться, когда он вернется в Англию. Это Лана уговорила меня ему позвонить. Она сказала, что пора бы мне получить стабильность в жизни, а Кит кажется серьёзным парнем. Правда, он немного скучный, но после жизни, которую я вела, мало кто сможет посоревноваться со мной в количестве выработанного адреналина.

Что касается Дон Жуана, это правда. Он действительно разводится. И он был как-то замешен в моём похищении. Я до сих пор не знаю, как именно. Пару дней назад, он позвонил, и в его голосе прозвучало радостное возбуждение. Он сообщил, что приготовил для меня сюрприз. На что я ему ответила, что получила уже достаточно от него сюрпризов. Он рассмеялся и сказал, что на этот раз мне понравится его сюрприз. Дон Жуан как всегда полон тайн.

Я пытаюсь отогнать от себя мысли о нём и последовать твоему и Ланиному совету. Но моя жизнь без него кажется такой пустой. Как же это возможно, что я попалась на крючок, что меня так влечет к человеку, которого я совсем не знаю? Или он - та же тайна, которой был для меня мой отец? И я верю, что разгадав тайну Дон Жуана, я наконец-то смирюсь с той загадкой, которой был для меня мой отец? Так, во всяком случае, говорят нам психологи, не так ли? Есть ли в этом элемент правды?

Мой отец пропал без вести во время войны. Это случилось, когда нам сказали, чтобы мы покинули нашу деревню. Он был на фронте, и с тех пор я ничего о нём не слышала. Он пропал. Как жестоко с его стороны! У каждого из нас есть судьба, и мы её исполняем. Его судьба - пропадать. Моя мать, когда мы беседуем с ней по телефону, очень редко изъявляет желание говорить о моём отце. Может быть, она считает, что таким образом сможет меня защитить. Но мне хочется знать о нём больше. Любая информация лучше, чем ничего. Умер ли он? Или жив и счастлив на каком-то далёком тропическом острове, о котором он всё время мечтал? Я вынуждена оставить эти вопросы не отвеченными, как-то забыть о них. Мне кажется, я сама создаю в жизни постоянный шум и хаос, чтобы заглушить боль глубоко в моём сердце.

После похищения во мне всплыло ещё больше болезненных воспоминаний. Когда я была в Дании, я рассказала тебе только малую часть о моём путешествии на Запад. Теперь хочу объяснить причины моей паранойи. Дело в том, моя дорогая, что опыт моей прошлой жизни научил меня никому не доверять. После того, как нашу деревню сожгли, я оказалась у сестры своего отца, эксцентричной женщины, которой было за сорок и которая жила в большом городе в Сербии. Она чем-то очень похожа на тётю Матиаса. Я вынуждена была сидеть в её большой квартире целыми днями, в то время как она работала. Через некоторое время я познакомилась с парнем, который предложил мне работу за рубежом. Он знал человека, у которого был ресторан в Германии рядом со швейцарской границей.

Я умоляла тётю дать мне возможность уехать. Парень пообещал сделать мне поддельные документы за тысячу немецких марок. В начале моя тётя ни в какую не соглашалась, но потом она поняла, что меня не остановить. Что мне было делать в этом большом городе в чужой стране? Я не могла ни устроиться на работу, ни на учебу, потому что у меня не было на это разрешения. Я была никем, как будто меня не существовало. Через несколько недель моя тётя подошла ко мне с пачкой новеньких немецких марок.

Она долго на меня смотрела, а потом сказала:

- Знай, если с тобой что-то случится, я никогда себе этого не прощу. Ты – единственное, что осталось от моего брата.

За много месяцев, которые я провела в её комфортабельной квартире, она в первый раз показала свои чувства. Я связалась с тем парнем, и через две недели он принес мне поддельные документы. Я пересекла границу с двумя весьма подозрительно выглядящими мужчинами, но они оказались вполне приличными людьми и ничего плохого мне не сделали. На границе нас прошмонали так, будто полицейские знали, что у меня поддельные документы, но они не могли ничего доказать. Им пришлось меня пропустить. Через три дня, проведённых в пути, я добралась наконец-то до ресторана. Несмотря на усталость и голод я была полна надежд. Оказалось, что ресторан был рестораном только на бумагах, а в ночные часы - стриптиз-клубом. И мне пришлось стать стриптизёршей. Владельцу ресторана, родом из моей страны, очень хорошо удалось скрыть своё прошлое. Его ненастоящее имя было Шиллинг. Он и его жена были самыми омерзительными людьми, которых я встречала в своей жизни. Жена была даже хуже мужа. Она наносила на себя столько макияжа, что было не понятно, мужчина она или женщина. На своё неказистое крестьянское тело она одевала мини-юбки и колготки в сеточку. От нее пахло духами Лу Лу, которые в своё время пользовались большой популярностью в моей стране, а теперь даже отдаленный их аромат вызывает у меня тошноту. Я начала работу стриптизёршей, тихо смирившись со своей участью. Это правда, когда говорят, что люди могут привыкнуть к любому дерьму. Шиллинг забрал мой поддельный паспорт, который я больше никогда не видела.

Спустя несколько месяцев высокий стройный мужчина, лет за тридцать, стал часто приходить в наш ресторан. Он всегда садился за барной стойкой, и однажды я с ним заговорила в нарушение инструкций от Шиллинга. А что мне было терять? Незнакомец очень хорошо говорил по-английски. Но эта ужасная женщина, жена Шиллинга, заметила, что я говорю с незнакомцем. Поэтому незнакомец решил заплатить за мой танец в отдельной комнате. Но вместо танца он попросил меня рассказать, как я попала в этот ресторан, что я и сделала. Он внимательно меня выслушал, выкурил сигару, а потом сказал, чтобы я ничего никому не говорила и что он найдёт способ меня вызволить. В этом мужчине было что-то от героев вестернов. Он носил усы, и в нём было что-то ковбойское, в хорошем смысле этого слова. Я поверила ему, как тонущий человек верит в спасительную соломинку.

Через два дня в мою комнату зашёл Шиллинг и стал ко мне приставать. А через пять минут ворвалась его жена и в истерике стала меня обвинять в том, что я пыталась соблазнить её мужа. Все это выглядело так, будто они заранее обо всем договорились. Я знала, что парочка теперь считает меня помехой, потому что я говорю на иностранных языках. А им нужен был полный контроль над своим стадом.

Я умолила её дать мне остаться ещё на несколько дней, когда она бросила мне мой чемодан.

- Хорошо, - согласилась она. – Но ты не должна больше говорить с посетителями и должна делать всё, что я тебе скажу.

Все последующие дни я выполняла самую тяжелую и грязную работу. Я вычистила дом и ресторан Шиллингов, искупала их собак и при этом продолжала танцевать стриптиз в клубе. Прошло несколько дней, и я потеряла надежду, что мой голливудский герой материализуется. Его звали герр Зепп. Тем не менее, я упаковала чемодан, обвязав его черным пакетом, а потом спрятала его в контейнере рядом с мусорными ящиками. Через пять дней герр Зепп появился. Он был в компании очень внушительно выглядящих ребят. Их было семь.

Он зашёл в бар и знаком показал мне, чтобы я молчала. Я подошла к нему, делая вид, что собираюсь его обслужить. Он сказал, чтобы в полночь я стояла рядом с выходом. Я вся дрожала от волнения, но продолжала свои обычные обязанности в клубе. В полночь я подошла к выходу. Я услышала выстрелы. Это герр Зепп приказал своей команде полицейских, которые были одеты в штатское, захватить бар. Один из них подбежал ко мне, накрыл меня пальто и посадил в машину.

Полицейский привез меня в маленькую квартирку, куда через несколько часов прибыл герр Зепп. Он улыбнулся мне во весь рот, когда меня увидел, а затем налил мне бренди и забил косяк. Оказалось, что герр Зепп был криминальным полицейским высокого ранга, работавшим на швейцарскую полицию. Он рассказал, что швейцарская полиция уже давно следила за Шиллингом. Обвинения против Шиллинга были: торговля наркотиками, торговля людьми и даже убийство. Герр Зепп сказал, чтобы я ни о чём не волновалась и что со мной всё будет хорошо. А потом спросил, хотела бы я вернуться домой. Я сказала, что не знала. А через несколько дней он помог мне с документами, чтобы я могла уехать в Данию. Там, по его словам, я смогу попросить убежище. В мою последнюю ночь в квартире, я оделась соблазнительно, накрасилась и спросила герра Зеппа, могла бы я как-то его отблагодарить. Он посмотрел на меня с отеческим выражением лица, обнял и сказал:

- Моё дорогое дитя, считай, что это был подарок от незнакомца. В будущем ты не так часто сможешь доверять незнакомцам. А сейчас ложись спать, тебе надо отдохнуть. Завтра предстоит долгое путешествие.

Таким образом, моя дорогая, я смогла встретить тебя. Как видишь, моя история – извращенная сказка про Золушку. Как же я могу заслужить такого человека, как Дон Жуан? Если бы он узнал обо мне всю правду, думаешь стал бы он ко мне относиться добрее? Или история моей жизни ещё больше его от меня оттолкнет? Я никогда ничего ему не расскажу. Поэтому рассказала всё тебе, ведь мне надо кому-то излить душу.

С нетерпением жду твоего письма. И пожалуйста, заботься о себе. Ведь ты скоро будешь мамой.

Что касается рейв-вечеринок, не могу ничего обещать. Это единственное в данный момент, что даёт мне жизнь.

Люблю тебя.

Твоя навеки,

Готическая Золушка Мия
Опубликовано: 11/10/21, 15:22 | mod 11/10/21, 15:22 | Просмотров: 14 | Комментариев: 12
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (12):   

Как видно, кульминация где-то недалеко. 
Интересное повествование.
Виктор_Казимиров   (12/10/21 19:32)    

Виктор, большое спасибо за прочтение и отзыв! Это примерно середина романа, но середина, которая уже ближе к концу. biggrin
Асия_Караева   (12/10/21 20:16)    

Здравствуйте, Асия:)
Ирис осмотрела меня с головы до ног, будто я - лошадь, которую она покупает на базаре. --- да уж...

- Ну и дерьмовое же это место – Копенгаген, - продолжила Ирис. Я была здесь в молодости. Город ничуть не изменился. Не завидую тебе. Бедняжка, тратишь свою молодость в этой дыре с нескончаемым дождем, ветром и уродским языком! --- здесь так (потерялось тире):
- Ну и дерьмовое же это место – Копенгаген, - продолжила Ирис. - Я была здесь в молодости. Город ничуть не изменился. Не завидую тебе. Бедняжка, тратишь свою молодость в этой дыре с нескончаемым дождем, ветром и уродским языком!

- Пожалуйста, возьми это. Матиас умолял, чтобы я тебе передала. Это от него. Обещай, что раскроешь её у себя дома.

Она вызвала мне такси и заплатила за него. Придя домой, я открыла сумку. Она была доверху наполнена зелёными баксами. Я начала считать. Их было десять тысяч. --- да уж...

- Я тебе не завидую. По моему, жизнь в холодном Копенгагене у тебя была веселее, чем в солнечной Калифорнии. ---- "По-моему" через дефис

Она сказала, что пора бы мне получить стабильность в жизни, а Кит кажется серьёзным парнем. Правда, он немного скучный, но после жизни, которую я вела, мало кто сможет посоревноваться со мной в количестве выработанного адреналина. --- это точно...

Как же это возможно, что я попалась на крючок, что меня так влечет к человеку, которого я совсем не знаю? Или он - та же тайна, которой был для меня мой отец? И я верю, что разгадав тайну Дон Жуана, я наконец-то смирюсь с той загадкой, которой был для меня мой отец? Так, во всяком случае, говорят нам психологи, не так ли? Есть ли в этом элемент правды? --- интересно...

Мой отец пропал без вести во время войны. Это случилось, когда нам сказали, чтобы мы покинули нашу деревню. Он был на фронте, и с тех пор я ничего о нём не слышала. Он пропал. Как жестоко с его стороны! У каждого из нас есть судьба, и мы её исполняем. Его судьба - пропадать. Моя мать, когда мы беседуем с ней по телефону, очень редко изъявляет желание говорить о моём отце. Может быть, она считает, что таким образом сможет меня защитить. Но мне хочется знать о нём больше. Любая информация лучше, чем ничего. Умер ли он? Или жив и счастлив на каком-то далёком тропическом острове, о котором он всё время мечтал? Я вынуждена оставить эти вопросы не отвеченными, как-то забыть о них. Мне кажется, я сама создаю в жизни постоянный шум и хаос, чтобы заглушить боль глубоко в моём сердце. ---- да, понимаю её...

На границе нас прошмонали так, будто полицейские знали, что у меня поддельные документы, но они не могли ничего доказать. Им пришлось меня пропустить. Через три дня, проведённых в пути, я добралась наконец-то до ресторана. Несмотря на усталость и голод я была полна надежд. Оказалось, что ресторан был рестораном только на бумагах, а в ночные часы - стриптиз-клубом. И мне пришлось стать стриптизёршей. --- да... по-моему, сразу могла догадаться... глупенькая...
Алексей_Лис   (12/10/21 10:08)    

/продолжение/

Он внимательно меня выслушал, выкурил сигару, а потом сказал, чтобы я ничего никому не говорила и что он найдёт способ меня вызволить. В этом мужчине было что-то от героев вестернов. Он носил усы, и в нём было что-то ковбойское, в хорошем смысле этого слова. Я поверила ему, как тонущий человек верит в спасительную соломинку. --- да уж, интрига...

Через два дня в мою комнату зашёл Шиллинг и стал ко мне приставать. А через пять минут ворвалась его жена и в истерике стала меня обвинять в том, что я пыталась соблазнить её мужа. Все это выглядело так, будто они заранее обо всем договорились. Я знала, что парочка теперь считает меня помехой, потому что я говорю на иностранных языках. А им нужен был полный контроль над своим стадом. --- да, интересный поворот сюжета...

Через пять дней герр Зепп появился. Он был в компании очень внушительно выглядящих ребят. Их было семь. [...] Я услышала выстрелы. Это герр Зепп приказал своей команде полицейских, которые были одеты в штатское, захватить бар. Один из них подбежал ко мне, накрыл меня пальто и посадил в машину. --- да, вот так я и думал...

Герр Зепп сказал, чтобы я ни о чём не волновалась и что со мной всё будет хорошо. А потом спросил, хотела бы я вернуться домой. Я сказала, ему что не знала. --- нет, в последней фразе нужно так -- Я сказала, ему что не знаю. -- неверное управление так, если "сказала, что не знала"

А через несколько дней он помог мне с документами, чтобы я могла уехать в Данию, где он сказал, я смогу попросить убежище. --- здесь лучше так:
А через несколько дней он помог мне с документами, чтобы я могла уехать в Данию. Там, по его словам, я смогу попросить убежище.

- Моё дорогое дитя, считай, что это был подарок от незнакомца. В будущем ты не так часто сможешь доверять незнакомцам. А сейчас ложись спать, тебе надо отдохнуть. Завтра предстоит долгое путешествие. --- да уж... очень хорошо, что так...

Как видишь, моя история – извращенная сказка про Золушку. --- да, что-то вроде того, да...

спасибо, Асия:)
радости Вам:)
Лис
Алексей_Лис   (12/10/21 10:09)    

Лис, большое спасибо! Все исправлю.

«сразу могла догадаться... глупенькая...» Нет, Лис, это мог быть и
ресторан, в котором работают люди из Восточной Европы, не обязательно стриптиз-клуб. Между прочим, это правда, мой соавтор так и попала в Швейцарию. Она с юности говорит в совершенстве по-немецки и по-английски (такой высокий уровень обучения был гимназиях в бывшей Югославии) И работала мой соавтор в настоящем ресторане официанткой. В романе она решила переделать ресторан в стриптиз-клуб, потому что ЛГ Мия – девушка немного легкого поведения.

Мы пытаемся писать о вещах, которые достаточно хорошо знаем по собственному
опыту. Но, конечно, немного выдумки в романе есть. Я вообще не люблю и не ценю
полностью выдуманные произведения. Когда люди пишут о беженцах или о войне,
сами этого не испытав. Я лично сразу чувствую фальшь.
Асия_Караева   (12/10/21 10:57)    

понял, Асия... ну, хорошо, что не бордель оказался... а с рестораном "как рестораном", наверное, всё же случаи более редки... ну мне так кажется...
да, тема войны и беженцев - сложная, да... тут либо на своей шкуре это испытать (хотя бы в чём-то), либо очень скрупулёзно работать со свидетелями, очевидцами, документами...
Алексей_Лис   (12/10/21 11:00)    

Нет, Лис, не получится работать со свидетелями, очевидцами и документами. Писатель это должен сам испытать. Это как писать об Афгане, не побывав там. Сразу будет ясно, что фальшь. В этом проблема современного издательского бизнеса. Когда upper middle class, окончив курсы или университет по creative writing публикуют свои «умные» книжки.
Асия_Караева   (12/10/21 11:09)    

сложный вопрос... вот Жюль Верн никуда не ездил, а сколько всего сочинил... многие авторы-поэты не были на Великой Отечественной войне (и не могли быть по возрасту), но сочинии такие вещи, которые ну просто очень... то есть, это намного сложнее, чем личный опыт, но в принципе-то тоже возможно...
Алексей_Лис   (12/10/21 11:12)    

Жюль Верн писал фантастику. Поэзия - да, можно так проникнуться, что написать о войне. А вот в прозе не скроешь. Уверена, что ветераны войны сразу уловят. Я не ценю такую прозу. И считаю, что писатель даже не имеет права брать на себя такую безответственность. Это просто нечестно.
Асия_Караева   (12/10/21 11:23)    

ладно, не буду спорить, Асия:)
Алексей_Лис   (12/10/21 11:30)    

biggrin
Асия_Караева   (12/10/21 13:45)    

Да, пример, "Мадам Бавари", как Флобер смог передать мир женщины.
Асия_Караева   (12/10/21 14:03)