Литгалактика Литгалактика
Вход / Регистрация
л
е
в
а
я

к
о
л
о
н
к
а
 
  Центр управления полётами
Проза
[ свернуть / развернуть всё ]
Перечитывая Чехова   (Бакенщик)  
    Ванька Жуков, девятилетний мальчик, усыновлённый четой из Колорадо, накануне праздника не ложился спать. Дождавшись, когда новые родители ушли на индейский маскарад, он достал из хозяйского шкапа измятый лист бумаги и стал писать. Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо покосился на окно, через которое виднелся тёмный образ Денверского зоопарка, и прерывисто вздохнул.
    «Милый дедушка Антон Павлович! — писал он. — И пишу тебе письмо. Поздравляю вас с Днём независимости РФ и желаю новых демократических преобразований. Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня один остался».
    Ванька опять уставился в окно, в котором мелькало отражение его свечки, и живо вообразил себе своего деда Антона Павловича, служащего земским врачом в подмосковном Мелихове. Высокий, худощавый, но необыкновенно мягкий, грустноватый интеллигент с бородкой, в пенсне и с трезвыми глазами. Днем он не спит в гамаке и не ругается с прислугой, как колорадские, а лечит мужиков. Ночью же, угнездившись в кресле, листает свою «Записную книжку». Теперь, наверно, захворавший дед стоит на ялтинской набережной, щурит глаза на ярко-синие морские волны и, помахивая тростью, беседует с приютскими чахоточными. Его стетоскоп торчит из нагрудного кармана сюртука.
    Ванька вздохнул, умокнул губу в сткляницу с кока-колой и продолжал писать:
    «А вчерась мне была выволочка. Гад янки выволок меня за волосья на двор и отчесал бейсбольной клюшкой за то, что я по нечаянности намусорил шелухой от семечек на уроке физкультуры. Ниггеры надо мной насмехаются, посылают в паб за вискарём, и велят красть у хозяев кукурузу, а хозяин бьёт чем попадя. А еды нету никакой. Утром дают fastfood, в обед тоже и к вечеру опять гадость какую-то, а чтоб индейку али окорочков, то хозяева сами трескают. А ночевать велят в гараже, под лексусом, будь он проклят. Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, нету никакой моей возможности. Увези меня отсюда, а то помру...To be dead, милый дед!»
    Ванька покривил рот, потер своим черным кулаком глаза и всхлипнул.
    «Я буду тебе коноплю ростить, — продолжал он, — на банджо тренькать, а если что, секи меня, как сидорову козу. А ежели думаешь, должности мне нету, то хочешь, я буду для тебя селёдку в пруду ловить, а ты меня ейной мордой в харю тыкать? Дедушка милый, нету никакой возможности, просто смерть одна. Хотел было пешком бежать, да мокасинов нету, змей боюсь. Блюю всю дорогу. А когда вырасту большой, то за это самое буду тебя кормить и в обиду судебным приставам не дам, а помрёшь, добуду из собеса тебе «похоронные».
    «А Колорадо штат большой. Дома всё господские и лошадей много, а овец нету и собаки не злые. Копы тут со звездой ходят, и которые в штанах на нудистский пляж не пущают. Везде сплошь одна прослушка, никакой личной жизни. И от русских туристов спасу нет. Милый дедушка, а когда будет Ёлка в Кремле с гостинцами, возьми мне шоколадный Ё-мобиль, скажи, для Ваньки, и в ломбарде спрячь».
    Ванька судорожно вздохнул и опять уставился на окно. Ему припомнилось, как дед, закуривая папиросу, посмеивается над простоватым Ванюшкой: «В человеке всё должно быть прекрасно: и прикид, и хлебальник, и тараканы в голове»… Эх, и развесёлое было время!
    «Приезжай, милый дедушка, — продолжал Ванька, — лучше всего не напрямки, а чрез Сахалин, да возьми меня отседа. Пожалей ты меня сироту несчастную, please, а то меня все достали и застрелить кого-нибудь страсть хочется, а скука такая, что и сказать нельзя, всё плачу. Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой... Лабрадора моего никому не отдавай. Остаюсь, your внук Иван Жуков, милый дедушка приезжай».
    Ванька свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне у турок… Поразмышляв о предлогах, грамотей Ванька решительно высморкался и написал адрес:

    В Украину, дедушке

    Потом почесал лоб и прибавил:

    с пиндосского колледжу

    Довольный тем, что негры не помешали ему писать, он напялил бейсболку, повязал скаутский галстук и, добежав до ближайшего почтового ящика, сунул дорогое письмо в щель... Убаюканный сладкими надеждами, он час спустя крепко спал. Ему снился курортный город и дед в пенсне и с бородкой, который прогуливается у моря и, усмехаясь, читает ванькино послание. Около деда ходит Лабрадор и вертит хвостом...
Опубликовано: 01/10/21, 06:17 | mod 01/10/21, 06:17 | Просмотров: 28 | Комментариев: 2
Загрузка...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Все комментарии (2):   

Здравствуйте, Бакенщик:)
когда-то я эту миниатюру уже читал, кажется... давно... ну такая ирония на грани;)

Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, нету никакой моей возможности. Увези меня отсюда, а то помру...To be dead, милый дед!» --- да, это момент... да уж...

да, перечитал сейчас... ну точно читал я это уже...
классная ирония всё же... хотя не все поймут:)
радости Вам:)
Лис
Алексей_Лис   (01/10/21 14:11)    

Да, Алексей. Спасибо.
Бакенщик   (01/10/21 14:54)